Сочинения по литературе для учеников 10 класса

М. Е. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН

Порок под личиной добродетели
(По роману М. Е. Салтыкова-Щедрина . "Господа Го ловлевы")

       Когда пытаешься охватить мысленным взором все бесконечное количество сатирических персонажей, встающих перед нами со страниц сочинений М. Е. Щедрина, то поначалу даже теряешься: такое их множество и столь они разнообразны. Один из самых известных сатирических персонажей Щедрина - Иудушка Головлев, главный герой романа "Господа Головлевы".
       Чем же привлек всеобщее внимание Порфирий Владимирович Головлев - благообразный человек с мягкими, вкрадчивыми манерами и елейно-ласковой речью? Что представляет собой этот сатирический образ, сразу же после опубликования романа признанный классическим?
       В первой же главе романа мы сталкиваемся с характеристикой Порфирия Владимировича Головлева: "Порфирий Владимирович, - пишет Щедрин, - известен был в семействе под тремя именами: Иудушки, кровопивушки и откро-
венного мальчика. С младенческих лет любил он приласкаться к милому другу маменьке, украдкой поцеловать ее в плечико, а иногда и слегка понаушничать. Неслышно отворит, бывает, дверь маменькиной комнаты, неслышно прокрадется в уголок, сядет и, словно очарованный, не сводит глаз с маменьки, покуда она пишет или возится со счетами. Но Арина Петровна уже и тогда с какою-то подозрительностью относилась к этим сыновним заискиваниям, И тогда этот пристально устремленный на нее взгляд казался ей загадочным, и тогда она не могла определить себе, что именно он источает: яд или сыновнюю почтительность". Прозвища эти сразу же вскрывают сущность героя. Порфирий не был Иудой, а именно Иудушкой, Он был лишен того размаха, который отличал мрачную фигуру, запечатленную в Евангелии. Иудушка ни одного крупного проступка за всю жизнь не совершил.
       Предательство - неотъемлемое свойство его личности. Он предает всех и всегда. Но и личность, и поступки его до такой степени мелки, будничны, повседневны, что вызывают не столько негодование, сколько чувство брезгливости и омерзения. Иудушка — ханжа, лицемер, пакостник и пустослов. Иудушка — продукт материализации гнилых испарений го-ловлевского гнезда. Прослужив более тридцати лет в департаменте, он в совершенстве овладел формальной, показушной деловитостью, которая так ценится начальством. Иудушка дослужился до генеральского чина.
        Выйдя в отставку и поселившись в Головлеве, он полностью предался бесконтрольной праздности, имевшей "все внешние формы усидчивого, непосильного труда". Было что-то паучье в ухватках Иудушки, в способах нападения на жертву. Иудушка, наметив очередную жертву, начинает кружить вокруг нее и усыплять ее бдительность клейкой патокой словесного гноя. Поэтому в речи Иудушки преобладают уменьшительные, ласкательные суффиксы, пришепетывающие словесные обороты. Он почти никогда не говорит: бог, мужик, масло, хлеб. В его устах слова постоянно обретают елейно-сюсюкающий вид: - боженька, мужичок, маслице, хлебец.
         Выступая в роли кровопивушки, он обставляет свои действия злейшего ростовщика так, чтобы по форме они выглядели актом христианского благодеяния. Так он поступает всегда. Ему нужды нет, что в святость его поступков никто не верит. Для него важно, чтобы по форме все обстояло как положено. Иудушка ограбил собственную мать и выгнал ее из дома, но проделал все это, соблюдая видимость самой преданной сыновней почтительности. В жизни Иудушка - актер. Он постоянно играет в инсценированной им комедии роль, и притом всегда самую подлую. Иудушка религиозен, но и с Богом он лицемерит, охотно участвуя в разыгрывании обрядовой стороны религии. Он знает массу расхожих афоризмов, затертых прописных истин, которыми отгораживается от необходимости принимать неугодные ему решения.
         В Головлево неожиданно приезжает Петенька, молодой офицер, единственный оставшийся в живых сын Иудушки. Отец заранее решает: если сын приехал за деньгами, отказать. Он репетирует сцену предстоящего разговора, подбирает афоризмы, от которых, как от непробиваемой брони, отскакивают все резоны. Не получив от отца помощи, Петенька погибает. Когда при аналогичных обстоятельствах застрелился старший его сын, Володя, Иудушка отслужил по нему панихиду. Так же он поступил и на этот раз. Ни раскаяния, ни угрызений совести: он поступил по закону. Иудушка любит ссылаться на законы. Закон, как и Бог, который не сходит с его языка, — его нравственная опора, точнее, основа его безнравственной философии.
         Конец Иудушки закономерен. Он, всю жизнь чтивший церковную обрядность, умирает без покаяния. В глухую ночь отправился Порфирий проститься с могилой матери, а утром нашли у дороги засыпанный мокрым снегом окоченевший труп. Оказалось, что совесть у Иудушки не начисто отсутствовала, а только была загнана и позабыта. Но было уже поздно. Слишком долго он грешил, чтобы можно было что-то изменить и исправить. Этим завершающим штрихом, свидетельствующим о способности автора проникать в самые потаенные глубины человеческой психологии, Салтыков-Щедрин подвел итог мрачной и запутанной истории деградации личности в буржуазном мире.

Сатира М. Е. Салтыкова-Щедрина в романе "Господа Головлевы"

        На уроках русской литературы изучается творчество Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Прочитав его роман-обозрение "История одного города" и сказки этого автора, мы удивляемся смелости и остроумию, с которыми.писа-тель показывает бессовестное ограбление народа; критикует либеральных деятелей и писателей, пресмыкающихся перед властями.
        Знакомясь с произведениями Салтыкова-Щедрина, хочется больше узнать о его творчестве. Большое впечатление производит роман "Господа Головлевы".
        Из истории этого произведения мы узнаем, что в его основу легли несколько рассказов о семье Головлевых, вошедших первоначально в цикл "Благонамеренные речи".
         В романе очень остро критикуется паразитический класс дворян. Глазами мужика, подвергающегося беспощадной эксплуатации, смотрит писатель на помещичью усадьбу и видит в ней саму смерть, злобную, пустоутробную. С неумолимой правдивостью рисует Щедрин картину разрушения дворянской семьи, отражающую упадок, разложение, обреченность класса эксплуататоров-крепостников. Весь смысл жизни Го-ловлевых заключается в стяжательстве, накоплении богатства, в борьбе за это богатство. Поражают подозрительность, бездушная жестокость, лицемерие, взаимная ненависть, царящие в этой семье.
         Приобретательская деятельность Арины Петровны, основанная на выжимании последних соков из мужика, проводится под предлогом увеличения богатства семьи, а фактически - только для утверждения личной власти. Даже собственные дети для нее — "лишние рты", которых нужно кормить, на которых нужно тратить часть состояния. Изумляют спокойствие и безжалостность, с которыми Арина Петровна наблюдает, как разоряются и умирают в нищете ее дети. И только в конце жизни перед ней встал горький вопрос: "И для кого я припасала! Ночей недосыпала, куска недоедала... для кого?"
         Деспотическая власть Арины Петровны, материальная зависимость детей от произвола "маменьки" воспитывали в них лживость и угодничество.
         Этими качествами особенно отличался Порфирий Голов-лев, получивший от других членов семьи прозвища "Иудушка" и "кровопийца". Иудушка с детских лет сумел опутать "доброго друга маменьку" паутиной лжи, подхалимства и еще при ее жизни завладел всем богатством. Создается впечатление, что Иудушка Головлев, как и Арина Петровна, - это литературный тип, в котором с наибольшей силой сконцентрированы черты хищника, паразита, лицемера, это обобщение пороков всего класса собственников.
          Иудушка Головлев действует только "по закону", потому что законы, существовавшие как до реформы, так и в пореформенное время, позволяют ему безнаказанно высасывать кровь из бесправных крестьян, доводить до самоубийства собственных детей, обирать и разорять родственников. С бесстыдным лицемерием совершает он подлые поступки, сопровождая их приторно-сладкими словами. Обобранному до нитки брату Степану, которого мать кормила солониной, он ласково говорит на прощание: "Вот кабы ты повел себя скромненько да ладненько, ел бы ты и говядинку, и телятинку, а не то так и соусцу бы приказал".
         История семейства Головлевых свидетельствовала об исторической закономерности вырождения дворянства. Но образ Иудушки Головлева имел более широкое значение. Это символ всякой эксплуатации и угнетения, человеконенавистничества, пустословия и лжи. Эти черты характера встречаются и в современных людях. Поэтому роман имеет большое поучительное значение.

Тема семьи в романе "Господа Головлевы"

       "Господа Головлевы" - это социальный роман из жизни дворянской семьи. Разложение буржуазного общества, как в зеркале, отразилось и в разложении семьи. Рушится весь комплекс нравственных отношений, цементирующих родственные связи и регулирующих моральные нормы поведения. Тема семьи становится злободневной. Внимание М. Е. Салтыкова-Щедрина в этом романе целиком посвящено анализу уродств, исследованию причин и показу последствий.
        Вот перед нами родоначальница и глава семейства Арина Петровна Головлева.
        Она властная и энергичная помещица, хозяйка и глава семейства, натура целеустремленная, сложная, богатая своими возможностями, но испорченная беспредельной властью над семьей и окружающими. Она единолично распоряжается имением, обездоливая крепостных, превратив мужа в приживальщика, калеча жизнь "постылым детям" и развращая "любимчиков". В фантастической погоне за "благоприобретенным" она умножила богатство мужа. Для кого и для чего? Трижды мы слышим в первой главе ее вопль: "И для кого я всю эту прорву коплю! Для кого припасаю! Ночей недосыпаю, куска недоедаю... для кого!?" — Вопрос Арины Петровны, конечно, риторический: подразумевается, что все это она делает для семьи, для детей. А так ли это на самом деле? Нет, не так. О семье, о детях, о материнском долге она говорит, чтобы замаскировать свое истинное отношение — полное равнодушие, да чтобы злые языки не попрекнули. Громко, для всех - ханжески-лицемерные слова об умершей дочери Анне и ее сиротках-близнецах: "Одну дочку Бог взял - двух дал". Для себя, для "внутреннего употребления": "Как жила твоя сестрица (это пишет она своему "любимчику" Порфирию) беспутно, так и умерла, подкинув мне на шею двух своих щенков".
         С языка Арины Петровны не сходило слово "семья". Но это был лишь пустой звук. В хлопотах о семье она забывала о ней. У нее не было времени и желания думать о воспитании детей, о развитии их нравственности. Жажда накопительства извращала и убивала инстинкт материнства. "В ее глазах дети были одной из тех фаталистических жизненных установок, против которых она считала себя вправе протестовать, но которые тем не менее не затрагивали ни одной струны ее внутреннего существа, всецело отдавшегося бесчисленным подробностям жизнеустроитель-ства". Дети, ощущая полное равнодушие матери и не чувствуя любви, платили ей таким же равнодушием, переходящим во вражду. Арина Петровна понимала, что у детей нет к ней благодарности, и, глядя на них, не раз спрашивала себя, кто будет ее погубитель. Но, вечно погруженная в материальные хлопоты и меркантильные расчеты, и на этой мысли подолгу не останавливалась.
         А все вместе — всевластие хозяйки и матери, атмосфера стяжательства, презрение к созидательному труду — нравственно разлагает души детей, формирует натуры приниженные, рабские, готовые на ложь, обман, подличанье и предательство.
         Старший сын Степан, от природы наблюдательный и остроумный, но безалаберный, постылый Степка-балбес, спился и умер неудачником. Дочь, из которой Арина Петровна намеревалась сделать бесплатного бухгалтера, сбежала из родительского дома и вскоре, брошенная мужем, умерла. Двух ее маленьких девочек-близнецов бабушка взяла к себе. Вначале смотрела на них, как на обузу, потом привязалась к ним. Девочки выросли, стали провинциальными актрисами. Предоставленные самим себе, без опоры и поддержки, они не сумели защититься от пошлых домогательств богатых бездельников и, опускаясь все ниже, оказались втянутыми в скандальный судебный процесс. В результате — одна отравилась, у другой не хватило духу выпить яд, пришлось заживо похоронить себя в Головлеве.
         Отмена крепостного права нанесла "первый удар" властности Арины Петровны. Сбитая с привычных позиций, встретившись с настоящими жизненными трудностями, она становится слабой и бессильной. Она поделила имение между сыновьями Порфирием и Павлом, оставив себе лишь капитал. Павел вскоре умер. Его имущество перешло к ненавистному брату Порфирию. Но еще до смерти Павла Порфи-рий сумел обойти "милого друга маменьку", выманить у нее капитал. Более хитрый и коварный, любимчик Иудушка "проглатывает" ее капитал, превращая мать в скромную приживалку.
         Все, во имя чего Арина Петровна подвергала себя лишениям, уродовала свою жизнь и жизнь своей семьи, оказалось призраком. В конце своей жизни Арина Петровна с горечью сознает: "Всю-то жизнь она что-то устраивала, над чем-то
убивалась, а оказывается, что убивалась над призраком. Всю жизнь слово "семья" не сходило у нее с языка; во имя семьи она одних казнила, других награждала; во имя семьи она подвергала себя лишениям, истязала себя, изуродовала всю свою жизнь — и вдруг выходит, что семьи-то именно у нее нет!" Паразитический образ жизни, отсутствие привычки жить своим трудом, праздность, атмосфера накопительства (или, как мы сегодня говорим, — вещизма), лицемерие, ложь, вражда всех к каждому и каждого ко всем; непригодность к делу, лень, беспомощность ведут "господ Головлевых" к неизбежному вымиранию.

Сатирическая хроника русской жизни
("История одного города" М. Е. Салтыкова-Щедрина)

         Тема самовластия, как и тема собственности, постоянно была в центре внимания Щедрина-писателя. И если служение призраку собственности нашло свое выражение в романе "Господа Головлевы", особенно в образе Иудушки, то служение призраку государства обрело аналогичное, классическое воплощение в "Истории одного города", где писатель нарисовал целую галерею самовластных правителей, которую завершает зловеще монументальная фигура Угрюм-Бурчеева.
        "История одного города" — история угнетения народа и решительное осуждение безропотного смирения, которое и сделало возможным существование насквозь прогнившего реакционного строя.
         "История одного города" написана от имени глуповских летописцев, запечатлевших важнейшие деяния глуповских градоначальников с 1731 по 1825 год. Сам автор объявляет себя издателем найденной им в глуповском городском архиве объемистой тетради, поясняя и комментируя которую, становится в позу мнимого простодушия, что позволило ему выразить самые смелые мысли под видом наивных рассуждений недалекого провинциального архивариуса.
          Хронологические рамки повествования достаточно условны. Сам автор вольно обращается с ними. Он то высмеивает монархическую легенду о призвании варягов, тем самым относя действие повествования к далеким временам основания Русского государства, то переносится к современным ему событиям.
          В "Описи градоначальников, в разное время в город Глупов от российского правительства поставленных" подчеркнуты такие свойства этих градоначальников, которые роднят их с реальными фигурами. Шаржированные, доведенные до гротеска образы щедринских администраторов воплощали черты современных автору исторических лиц. О статском советнике Грустилове, например, сказано: "Друг Карамзина. Отличался нежностью и чувствительностью сердца, любил пить чай в городской роще, и не мог без слез видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллического содержания и умер от меланхолии в 1825 году". Эта биографическая справка завершена кратким замечанием: "Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год". Можно говорить об императоре Александре I как историческом прототипе Грустилова. Но Грустилов в такой же мере злая насмешка над правлением Александра II.
         Ограниченность и тупоумие начальства разливается в "Истории одного города" таким широким потоком, что на этом фоне выглядит достоверно совершенно фантастический гротеск, когда градоначальником впопыхах был назначен Де-ментий Варламович Брудастый, в черепную коробку которого -был вмонтирован несложный механизм, способный выкрикивать два слова: "не потерплю" и "разорю". Однако это примитивное устройство не помешало органчику исправно исполнять главную обязанность: "привести в порядок недоимки, запущенные его предшественником".
         Изобразив все стадии глуповского распутства, Щедрин показывает, как аппарат самодержавной власти все более тупеет и разлагается. И как результат — вырождается в некое чудовище, сосредоточившее остатки своих сил, чтобы погубить народ.
         Последний правитель, Угрюм-Бурчеев, "принадлежал к числу самых фантастических нивеляторов... Начертавши прямую линию, он замыслил втиснуть в нее весь видимый и невидимый мир, и при этом с таким непременным расчетом, чтобы нельзя было повернуться ни взад, ни вперед, ни направо". Весь мир представлялся ему образцовой казармой. Чтобы достичь такого образца, он задумал не только остановить ход истории, но повернуть его назад.
         Угрюм-Бурчеев — это монументальный гротескно-сатирический образ, представляющий собой сочетание самых отвратительных, враждебных человеку качеств. Это человекоподобный истукан "с каким-то деревянным лицом", который "всякое естество в себе победил", для которого характерно "умственное окаменение". Это "со всех сторон, наглухо закупоренное существо", которому чужды любые "естественные проявления человеческой природы" и которое действует "с регулярностью самого отчетливого механизма". Если в Брудастом было лишь нечто от вещи (органчик вместо мозга), то Угрюм-Бурчеев — целиком представляет собой некий бездушный автомат, стремящийся все живое вокруг уничтожить, землю превратить в пустыню, а людей — в обезличенные тени, способные лить молча маршировать и исчезать в каком-то фантастическом провале. Вот почему Угрюм-Бурчеев — фигура не только комическая, но и страшная. "Он был ужасен" — эта фраза дважды повторяется в начале главы, посвященной всевластному идиоту. Обитателям города Глу-пова внешность и действия Угрюм-Бурчеева вселяли только одно чувство: "всеобщий панический страх". Так в "Истории одного города" великий сатирик показал, что призраку государства служат главным образом люди ограниченные, и служение это приводит к тому, что они лишаются всяких индивидуальных черт и становятся если не бездушными рабами, то полными идиотами.

Сатира на человеческие пороки в произведениях М. Е. Салтыкова-Щедрина

        Многие писатели и поэты использовали сказку в своем творчестве. С ее помощью автор высмеивал тот или иной порок человека и всего общества. Сказки Салтыкова-Щедрина резко индивидуальны и отличны одна от другой. Сатира была оружием писателя.
        В середине XIX века из-за существовавшей строгой цензуры автор не мог до конца обнажить пороки общества, показать всю несостоятельность российского управленческого аппарата.
        С помощью сказок "для детей изрядного возраста" автор смог донести до своих современников резкую критику существующего общественного устройства.
        Для написания сказок автор использует такие приемы, как гротеск, гипербола, антитеза.
        Все сказки делятся на четыре группы.
        Обличение деспотизма властей — в сказках "Медведь на воеводстве", "Орел-меценат", "Богатырь", В сказке "Медведь на воеводстве" содержится беспощадная критика самодержавия. Злого воеводу сменяет ревнивый, а ревнивого сменяет добрый. Но жизнь лесных жителей лучше не становится. Зло заключается в природе власти.
        Критике трусливой, умеренно-либеральной интеллигенции, посвящены такие сказки как: "Премудрый пескарь", "Самоотверженный заяц", "Здравомыслящий заяц", "Король-идеалист" и другие.
        В "Премудром пескаре" мы видим жизнь просвещенного обывателя, боящегося всего на свете. Он постоянно сидит взаперти, боясь липший раз выйти на улицу, с кем-нибудь заговорить, познакомиться. Он ведет жизнь замкнутую, скучную. Только перед смертью задумывается пескарь о прожитой жизни: "Кому он помог? Кого пожалел, что он вообще сделал в жизни хорошего? Жил — дрожал и умирал — дрожал". Только перед лицом смерти обыватель осознал, что никому он не нужен, никто его не знает и о нем не вспомнят. Страшна отчужденность пескаря, его замкнутость.
        В следующей группе сказок изображается жизнь народных масс, простого трудового народа. Сказки "Коняга" и "Соседи", "Путем-дорогою" и "Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил", "Кисель" и другие дают картину жизни пореформенной крестьянской России.
        В "Повести о мужике" мы видим безропотность мужика, его покорность, беспрекословное подчинение двум генералам.
Он даже сам сажает себя на цепь, что лишний раз показывает его забитость. Вскрываются противоречия между потенциальной силой и гражданской пассивностью русского мужика. Мужик является первоосновой и источником жизни, в то время как генералы сами ничего не умеют делать, не имеют понятия о простейших вещах, зато умеют заставлять работать на себя простого мужика.
         "Коняга" — это олицетворение народа, его трудолюбия, выносливости, забитости, его каторжного положения.
          Мораль собственников-хищников показана в сказках "Пропала совесть", "Дурак", "Христова ночь", "Рождественские сказки".
          Героя сказки "Дурак" Иванушку все окружающие считают дураком, так как он не может признать за норму эгоизм.
          Салтыков-Щедрин исповедует в "Христианской ночи" народную веру в торжество правды и добра. Важен суд за содеянное зло на земле, а не в загробном мире.
           Не зря М. Горький говорил, что невозможно понять Россию второй половины XIX века без помощи сатиры Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина.

Особенности авторских приемов в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина  
"Премудрый пескарь" и "Дикий помещик"

        М. Е. Салтыков-Щедрин - великий русский сатирик, революционер-демократ, соратник Чернышевского и Некрасова. Своим оружием против общественного зла и социальной несправедливости он избрал сатиру, продолжив и развив в новых исторических условиях традиции Фонвизина и Гоголя.
       Разные стороны русской действительности подвергает сатирик осуждению и осмеянию: в "Истории одного города" — это обличение тупой и самодовольной администрации, вплоть до самих самодержцев; в "Господах Головлевых" — сатирическое изображение "дворянских гнезд", порождающих хищничество и пустомыслие, эгоизм и предательство; в очерках — раскрытие паразитической сущности чиновничьего аппарата, бесчеловечности героев "денежного мешка", осуждение лести, лицемерия, подлости.
       Особое место в творчестве Салтыкова-Щедрина занимают сказки с их аллегорическими образами, в которых автор сумел сказать о русском обществе шестидесятых-восьми-десятых годов девятнадцатого века больше, чем историки тех лет.
        Чернышевский утверждал: "Ни у кого из предшествующих Щедрину писателей картины нашего быта не рисовались красками более мрачными. Никто не карал наших собственных язв с большей беспощадностью".
        Салтыков-Щедрин пишет "сказки" "для детей изрядного возраста", то есть для взрослого читателя, которому надо открыть глаза на жизнь. Сказка по простоте своей формы доступна любому, даже неискушенному читателю, и поэтому особенно опасна для "верхов". Недаром цензор Лебедев доносил: "Намерение г. С. издать некоторые свои сказки отдельными брошюрами более чем странно. То, что г. С. называет сказками, вовсе не соответствует своему названию; его сказки — это та же сатира, и сатира едкая, тенденциозная, более или менее направленная против общественного и политического нашего устройства".
        Основная проблема сказок — взаимоотношения эксплуататоров и эксплуатируемых. В сказках дана сатира на царскую Россию: на чиновничество, на бюрократов, на помещиков. Перед читателем проходят образы правителей России ("Медведь на воеводстве", "Орел-меценат"), эксплуататоров и эксплуатируемых ("Дикий помещик", "Как один мужик двух генералов прокормил"), обывателей ("Премудрый пескарь", "Вяленая вобла" и другие).
         Сказка "Дикий помещик" направлена против всего общественного строя, основанного на эксплуатации, и антинародного по своей сущности. Сохраняя дух и стиль народной сказки, сатирик говорит о реальных событиях современной ему жизни. Хотя действие происходит в "некотором царстве, некотором государстве", на страницах сказки изображен вполне конкретный образ русского помещика. Весь смысл его существования сводится к тому, чтобы "понежить свое тело белое, рыхлое, рассыпчатое". Он живет за счет своих мужиков, но ненавидит их, боится, не выносит их "холопьего духу". Себя он считает истинным представителем Русского государства, опорой его, гордится тем, что он потомственный российский дворянин, князь Урус-Кучум-Кильдибаев. Он радуется, когда каким-то вихрем мякинным унесло неизвестно куда всех мужиков, и воздух стал в его владениях чистый-пречистый. Но исчезли мужики, и наступил голод такой, что в городе "...на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя". А сам помещик совсем одичал: "Весь он, с головы до ног, оброс волосами... а ноги у него сделались, как железные. Сморкаться уж он давно перестал, ходил же все больше на четвереньках. Утратил даже способность произносить членораздельные звуки...". Чтобы не умереть с голоду, когда был съеден последний пряник, российский дворянин стал охотиться: заметит зайца — "словно стрела соскочит с дерева, вцепится в свою добычу, разорвет ее ногтями, да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, съест". Одичание помещика свидетельствует о том, что без помощи "мужика" ему не прожить. Ведь недаром, как только "рой мужиков" отловили и водворили на место, "запахло в том уезде мякиной и овчиной; на базаре появились мука и мясо, и живность всякая, а податей в один день поступило столько, что казначей, увидев такую груду денег, только всплеснул руками от удивления..."
        Если мы сопоставим известные народные сказки о барине и мужике со сказками Салтыкова-Щедрина, например с "Диким помещиком", то увидим, что образ помещика в щедринских сказках очень близок к народным сказкам. Но щедринские мужики отличаются от сказочных. В народных сказках мужик сметливый, ловкий, находчивый, побеждает глупого барина. А в "Диком помещике" возникает собирательный образ тружеников, кормильцев страны и в то же время мучеников-страдальцев, звучит их "слезная молитва сиротская": "Господи, легче нам пропасть и с детьми малыми, нежели всю жизнь так маяться!" ТаЦ видоизменяя народную сказку, писатель осуждает долготерпение народное, и сказки его звучат как призыв подняться на борьбу, отрешиться от рабского мировоззрения.
        Многие сказки Салтыкова-Щедрина посвящены разоблачению обывательщины. Одна из наиболее острых - "Премудрый пескарь". Пескарь был "умеренным и либеральным". Папенька научил его "мудрости жизни": ни во что не вмешиваться, беречь себя. Теперь сидит всю жизнь в своей норе и дрожит, как бы не угодить в уху или не оказаться в пасти щуки. Прожил он так более ста лет и все дрожал, а когда пришло время умирать, то и умирая — дрожал. И оказалось, что ничего хорошего он в жизни не сделал, и никто не помнит его и не знает.
         Политическая направленность сатиры Салтыкова-Щедрина потребовала новых художественных форм. Чтобы обойти цензурные препятствия, сатирик должен был обратиться к иносказаниям, намекам, к "эзопову языку". Так, в сказке "Дикий помещик", повествуя о событиях "в некотором царстве, в некотором государстве", автор называет газету "Весть", упоминает актера Садовского, и читатель сразу узнает Россию середины XIX века. А в "Премудром пескаре" выведен образ мелкой, жалкой рыбешки, беспомощной и трусливой. Она как нельзя лучше характеризует дрожащего обывателя. Щедрин приписывает рыбе человеческие свойства и вместе с тем показывает, что и человеку могут быть присущи "рыбьи" черты. Смысл этой аллегории раскрывается в словах автора: "Неправильно полагают те, кто думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норе и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пескари".
         Салтыков-Щедрин до конца своей жизни остался верен идеям своих друзей по духу: Чернышевского, Добролюбова, Некрасова. Значение творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина тем более велико, что в годы тяжелейшей реакции он почти в одиночестве продолжал прогрессивные идейные традиции шестидесятых годов.

Сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина

        М. Е. Салтыков-Щедрин - один из величайших русских сатириков, который бичевал самодержавие, крепостничество, а после реформы 1861 года — пережитки крепостного права, укоренившиеся в психологии людей.
        Творчество Щедрина связано с традициями его гениальных предшественников: Пушкина ("История села Горюхи-на") и Гоголя ("Мертвые души"). Но сатира Щедрина острее и беспощаднее. Во всем блеске раскрылся талант Щедрина-обличителя в его сказках. Сказки явились своеобразным итогом, синтезом идейно-творческих исканий сатирика. С фольклором они связаны не только наличием определенных устно-поэтических деталей и образов, в них выражено народное миропонимание. В сказках Щедрин раскрывает тему эксплуатации, дает уничтожающую критику дворян, чиновников — всех тех, кто живет народным трудом.
        В "Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил" Щедрин разоблачает паразитизм двух бывших крупных чиновников, попавших на остров. Это генералы-дармоеды, не принесшие никакой пользы государству, всю жизнь прослужившие в регистратуре, которую затем упразднили "за ненадобностью".
         Генералы ни на что не способны, ничего не умеют делать, считают, что "булки в том самом виде родятся, как... их утром к кофею подают". Они чуть не съедают друг друга, хотя кругом масса плодов, рыбы, дичи. Они умерли бы с голоду, если бы рядом не оказалось мужика. Нисколько не сомневаясь в своем праве эксплуатировать чужой труд, генералы заставляют мужика на них работать. И вот опять генералы сыты, к ним возвращается прежняя самоуверенность и самодовольство. "Вот как оно хорошо быть генералами — нигде не пропадешь!" - думают они. В Петербурге генералы "денег загребли", а мужику выслали "рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!"
         Сочувствуя угнетенному народу, Щедрин выступает против самодержавия и его слуг. Царя, министров и губернаторов высмеивает сказка "Медведь на воеводстве". В ней показаны трое Топтыгиных, последовательно сменявших друг друга на воеводстве, куда они были посланы львом, чтобы "усмирить внутренних супостатов". Первые два Топтыгина занимались разного рода "злодействами": один — мелкими, "срамными" ("чижика съел"), другой - крупными, "блестящими" (задрал у крестьянина лошадь, корову, свинью и пару овец, но сбежались мужики и убили его). Третий Топтыгин не жаждал "кровопро-литиев". Наученный опытом истории, он действовал осторожно и повел либеральную политику. Многие годы получал от тружеников поросят, кур, мед, но в конце концов лопнуло терпение мужиков, и они расправились с "воеводой". Это уже стихийный взрыв недовольства крестьян против угнетателей. Щедрин показывает, что причина бедствий народных — в злоупотреблении властью, в самом характере самодержавной системы. Аэто значит, что спасение народа— в свержении царизма. Такова основная идея сказки.
          В сказке "Орел-меценат" Щедрин разоблачает деятельность самодержавия в области просвещения. Орел — царь птиц — решил "завести" при дворе науки и искусства. Однако орлу вскоре надоело разыгрывать роль мецената: он уничтожил соловья-поэта, надел кандалы на ученого дятла и заточил его в дупло, разорил ворон. Начались "розыски, следствия, судбища", наступил "мрак невежества". Писатель показал в этой сказке несовместимость царизма с наукой, просвещением и искусством, сделал вывод, что "орлы для просвещения вредны".
          Щедрин высмеивает и обывателей. Этой теме посвящена сказка о премудром пескаре. Пескарь всю жизнь думал о том, как бы его не съела щука, поэтому сто лет просидел он в своей норе, подальше от опасности. Пескарь "жил — дрожал и умирал — дрожал". А умирая, подумал: чего же ради всю жизнь он дрожал и прятался? Какие были у него радости? Кого он утешил? Кто о его существовании вспомнит? "Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пескари. Никому от них ни тепло, ни холодно... живут, даром место занимают", - обращается автор к читателю.
          В своих сказках Салтыков-Щедрин показывает, что народ талантлив. Мужик из сказки о двух генералах сообразителен, у него золотые руки: он и силок смастерил "из собственных волос", и "чудо-корабль" построил. Народ подвергался гнету, его жизнь — бесконечный тяжелый труд, и писателю горько, что он своими руками вьет веревку, которую накинули ему на шею. Щедрин призывает народ задуматься над своей судьбой, объединиться в борьбе за переустройство несправедливого мира.
         Свою творческую манеру Салтыков-Щедрин называл эзоповой, каждая сказка имеет подтекст, в ней действуют комические персонажи и образы-символы.
         Своеобразие сказок Щедрина еще и в том, что в них реальное переплетается с фантастическим, тем самым создавая комический эффект. На сказочном острове генералы находят известную реакционную газету "Московские ведомости". От необыкновенного острова недалеко до Петербурга, до Большой Подьяческой. В жизнь сказочных рыб и зверей писатель вводит детали из жизни людей: пескарь "жалованье не получает и прислуги не держит", мечтает выиграть двести тысяч.
         Излюбленные приемы автора — гипербола и гротеск. И ловкость мужика, и невежество генералов чрезвычайно преувеличены. Умелый мужик варит суп в пригоршне. Глупые генералы не знают, что булки из муки пекут. Голодный генерал проглатывает орден своего приятеля.
         В сказках Щедрина нет случайных подробностей и лишних слов, а герои раскрываются в действиях и словах. Писатель обращает внимание на смешные стороны изображаемого. Достаточно вспомнить, что генералы были в ночных рубашках, а на шеях у них висело по ордену. В сказках Щедрина видна связь с народным творчеством ("жил-был пескарь'% "мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало", "ни в сказке сказать, ни пером описать"). Однако наряду со сказочными выражениями мы встречаем книжные слова, совсем нехарактерные для народных сказок: "жизнью жертвовать", "пескарь жизненный процесс завершает". Чувствуется иносказательный смысл произведений.
        В сказках Щедрина отразились и его ненависть к тем, кто живет за счет трудящихся, и его вера в торжество разума и справедливости.
        Сказки эти — великолепный художественный памятник минувшей эпохи. Многие образы стали нарицательными, обозначая социальные явления русской и мировой действительности.

Идейно-художественное своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина

        Особое место в русской литературе XIX века занимает творчество известного писателя М. Е. Салтыкова-Щедрина. Вслед за Н. В. Гоголем он дошел нелегким путем сатиры. Его сатира едкая, часто злая, но убийственно правдивая и справедливая. Он убрал из нее гоголевский лиризм, сделал более явной и гротескной. Но от этого произведения не стали проще и однообразнее. Наоборот, в них в полной мере проявилось всеобъемлющее "головотяпство" русского общества прошлого века. В своей многолетней борьбе с царской цензурой, стремясь более полно и глубоко рассказать о событиях и идеях, волновавших его, Салтыков-Щедрин неоднократно прибегал к жанру сказок.
        Первые три сказки ("Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил", "Пропала совесть", "Дикий помещик") были написаны еще в 1869 году. Однако если вначале создавались лишь отдельные произведения этого жанра, то в 80-е годы в печати вышла целая книга — "Сказки для детей изрядного возраста".
        Многообразно идейно-тематическое содержание этих произведений: это и сатира на самодержавных правителей, и изображение трагического положения угнетенного народа, его каторжного труда, и высмеивание трусливых буржуазных интеллигентов, много говорящих о свободе и демократии, а на деле служащих господствующим классам.
        Сказки Салтыкова-Щедрина - это особая форма сатиры; изображая действительность, автор берет из нее наиболее яркие черты, по возможности сгущает их и показывает как бы под увеличительным стеклом.
        Так, например, в сказке "Дикий помещик" крайнее преувеличение отдельных ситуаций позволило писателю превратить смешную историю о глупом и ленивом помещике в яростное обличение существующих в России порядков, которые способствуют появлению таких помещиков-паразитов.
        Самое начало "Дикого помещика" вводит нас в мир сказки: "В некотором царстве, в некотором государстве жил-был..." Сохраняя дух и стиль народной сказки, сатирик говорит о реальных событиях современной ему жизни. Живя за счет народного труда, ничего не зная и не умея, но считая себя опорой государства, герой Щедрина ненавидит людей, которые кормят и поят его, создавая комфортные условия существования. Он не может выносить даже "холопского духа". Его страстная мечта — лишиться всех мужиков. Но когда это желание осуществляется, помещик, ни к чему не приспособленный, терпит голод, холод, нужду, совершенно дичает, превращаясь в животное.
        Совсем иначе рассказывает писатель о народе. Он у автора бессловесный и безропотный, и поэтому обличение помещиков соседствует у Щедрина с чувством горечи о трагической безысходности судьбы простого русского человека.
        Сказки писателя иносказательны: на страницах многих из них живут звери, рыбы, птицы, но действуют и чувствуют они, как люди: ведут научные диспуты, ссорятся и мирятся, радуются и страдают, бывают умными и глупыми, смелыми и трусливыми, болтливыми и молчунами.
         Одна из самых ярких сказок, в которой действуют животные, — "Премудрый пескарь".
         С иронией изображает автор в пескаре перепуганного до смерти трусливого обывателя, который "не ест, не пьет, ни с кем дружбу не водит, а все свою распостылую жизнь бережет". В этой сказке, как и во многих других, писатель сочетает фантастику с реалистическим изображением действительности. Перед нами пескарь — маленькая рыбешка, которая боится всего на свете. Мы узнаем, что он "жалованья не получает, прислуги не держит, в карты не играет, вина не пьет...". Таким необычным сочетанием приемов достигается эффект реальности происходящего. Читатели понимают, что пескарь — это художественная метафора, которая помогает охарактеризовать людей-обывателей.
          Вся биография пескаря сводится к формуле: "Жил — дрожал и умирал — дрожал". Страшно становится от этих слов.
          Но именно бессмысленная жизнь труса-пескаря помогает нам понять, что надо жить так, чтобы давать тепло другим людям, радость — только в этом счастье настоящего человека, в этом заключается великий смысл нашего пребывания на земле.
         Проанализированы лишь две из многих прекрасных и очень проницательных сказок Салтыкова-Щедрина. Но, мне кажется, и этих примеров достаточно, чтобы сделать вывод: своим творчеством писатель боролся против коренного зла русской жизни: глупости правителей, покорности и бессловесности народа, обывательщины, взяточничества, трусости и пошлости.
          К сожалению, герои Салтыкова-Щедрина не ушли в небытие. И сегодня мы вынуждены бороться против лицемеров, хищников, стяжателей, равнодушных обывателей и безответственных болтунов. И в этом нам помогает страстный, страдающий и негодующий писатель-сатирик Салтыков-Щедрин.




Новости