ГДЗ Все сочинения по литературе за 8 класс

23. Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»

Огромное художественное достоинство комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» заключается в типичности ее образов. Он сам высказал мысль, что «оригиналы» большинства персонажей его комедии «всегда почти находятся перед глазами». А о Хлестакове писатель говорит, что это «тип многого разбросанного в разных русских характерах… Всякий хоть на минуту … делался или делается Хлестаковым. И ловкий гвардейский офицер окажется иногда Хлестаковым, и государственный муж окажется иногда Хлестаковым, и наш брат грешный, литератор, окажется иногда Хлестаковым».

В этом герое соединились и умственное ничтожество, и убожество духовной жизни, и отсутствие нравственных убеждений, и развязность, способность к особой пошлости, и стремление «играть роль чином выше собственной». Усилиями окружающих созданы условия, чтобы раскрылось с полной откровенностью все, что таилось в душонке этого «пустейшего» человечешки, что рисовалось в его нелепых мечтах. Верят россказням Ивана Александровича чиновники потому, что в его болтовне реализуется не только хлестаковский принцип: «Ведь на то и живешь, чтобы срывать цветы удовольствия», но и их предел мечтаний: иметь власть, знакомства, известность, деньги, не прилагая никаких усилий, не расходуя ума и сердца, не имея никаких ежедневных обязанностей. Поэтому и становится похожим на Хлестакова городничий, уверовавший, что «выдает свою дочь не то, чтобы за какого‑нибудь простого человека, а за такого, что и на свете еще не было, что может все сделать, все, все, все!» В мечтах его и Анны Андреевны появляется дом, который должен быть первым в столице, так же как у Хлестакова, вкусные рыбицы, красная генеральская лента через плечо, лошади, на которых разъезжаешь по обедам. Н. В. Гоголь специально делает эти повторы в речи своих героев, показывая, как городничий становится Хлестаковым.

Хлестаковщина, т. е. бахвальщина, не подкрепленная возможностями, делами, стремление казаться не тем, чем ты являешься на самом деле, внутренняя пустота, безответственность, тщеславие; явление очень живучее. В наше время, к сожалению, тоже есть люди с подобными качествами. Благодаря комедии Н. В. Гоголя мы понимаем цену таким хлестаковым и стараемся держаться от них подальше.

24. Анализ сцены вранья в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» ( действие III, явление VI )

Особенностью гоголевской комедии «Ревизор» является то, что она имеет «миражную интригу», т. е. чиновники ведут борьбу против призрака, сотворенного их нечистой совестью и страхом расплаты. Тот, кто принят за ревизора, даже не предпринимает никаких обдуманных попыток обмануть, одурачить впавших в заблуждение чиновников.

Развитие действия достигает кульминации в III акте. Комическая борьба продолжается. Городничий обдуманно идет к своей цели: заставить Хлестакова «проговориться», «рассказать побольше», чтобы «узнать, что он такое и в какой мере его нужно опасаться». После посещения богоугодного заведения, где гостю был предложен великолепный завтрак, Хлестаков был на верху блаженства. «Обрываемый и обрезываемый доселе во всем, даже и в замашке пройтись козырем по Невскому проспекту, он почувствовал простор и вдруг развернулся неожиданно для самого себя, он разговорился, никак не зная в начале разговора, куда пойдет его речь. Темы для разговоров ему дают выведывающие. Они как бы кладут ему все в рот т создают разговор», ― пишет Н. В. Гоголь в «Предуведомлении». За несколько минут в сцене вранья Хлестаков делает головокружительную карьеру: от мелкого чиновника («Вы, может быть, думаете, что я только переписываю…») до фельдмаршала («Меня сам государственный совет боится»). Действие в этой сцене развивается со все нарастающей энергией. С одной стороны, это россказни Ивана Александровича, постепенно теряющие всякую правдоподобность и достигающие апогея в конце явления. С другой стороны, это поведение слушателей, приходящих во все больший испуг от речей гостя. Их переживания выразительно передают ремарки: в начале беседы «городничий и все садятся» по милостивому приглашению Хлестакова, однако при упоминании, что в его прихожей якобы можно встретить графов и князей, даже министра, «городничий и прочие с робостью встают со своих стульев». Слова: «И точно, бывало, как прохожу через департамент ― просто землетрясение, все дрожит и трясется, как лист» ― сопровождаются ремаркой: «городничий и прочие теряются от страха». В конце сцены городничий, «подходя и трясясь всем телом, силится выговорить» что‑то, но с перепугу не может вымолвить ни слова.

Во время своей речи Хлестаков как бы инстинктивно улавливает характер производимого им впечатления, подстегивают испытываемые слушателями страх, ожидание рассказов о необычных для провинциалов масштабах жизни и служебных отношений. Его преувеличения носят чисто количественный характер: в «семьсот рублей арбуз», «тридцать пять тысяч одних курьеров». Рисуясь перед дамами, он мобилизует весь свой скудный запас сведений о жизни петербургской знати, о событиях и литературе. «Хлестаков вовсе не обо всем врет, он порой просто сообщает сенсационные столичные новости ― о великолепии балов, о супе, который на пароходе прибыл из Парижа, о том, что барон Брамбеус исправляет чужие статьи, что Смирдин платит ему большие деньги, о том, что „Фрегат „Надежды“ пользуется огромным успехом, и наконец, о том, что Пушкин, с которым он „на дружеской ноге“, ― „большой оригинал“, ─ пишет А. Г. Гукасова в статье „Комедия «Ревизор““.

Однако все эти реальные факты смещены и переадресованы, центральным лицом во всех событиях становится сам рассказчик.

В силу непреднамеренности Хлестакова его трудно поймать на лжи ― он, завираясь, с легкостью выходит из затруднительного положения: «Как взбежишь по лестнице к себе на четвертый этаж ― скажешь только кухарке: „На, Маврушка, шинель…“ Что ж я вру – я и позабыл, что живу в бельэтаже».

Охваченный непреодолимым желанием сыграть роль немного повыше той, которая предугадана ему судьбой, в эту «лучшую и самую поэтическую минуту в его жизни», Хлестаков жаждет предстать не только светским человеком, но и человеком «государственным».

Ни городничий, ни чиновники не подвергают сомнению то, о чем болтает Хлестаков, наоборот, они укрепляются в вере, что присланный к ним ревизор ― значительное государственное лицо. «Происходит странная вещь. Фитюлька, спичка, мальчишка Хлестаков силою страха и благоговения к нему вырастает в персону, становится сановником, становится тем, кого в нем видят», ― делает вывод по этой сцене Г. А. Гуковский в статье «Реализм Гоголя».

25. Анализ сцены дачи взятки в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (действие IV, явления III―IV )

К началу IV действия комедии «Ревизор» городничий и все чиновники окончательно уверились в том, что присланный к ним ревизор ― значительное государственное лицо. Силою страха и благоговения к нему «фитюлька», «пустышка» Хлестаков стал тем, кого в нем видели. Теперь нужно защитить, предохранить свое ведомство от ревизий и обезопасить себя. Чиновники убеждены, что проверяющему необходимо дать взятку, «подсунуть» так, как это делается в «обществе благоустроенном», т. е. «между четырех глаз, чтобы и уши не слышали», ― так считает Артемий Филиппович. «Отцы города» являются «в полном параде и мундирах», «чтобы официально представиться ревизору».

Для изображения внутреннего состояния чиновников Гоголь использует авторские ремарки, которые указывают на страх, подобострастие, услужливость: «вытянувшись и придерживая рукою шпагу»; «потерявшись и ронял на пол ассигнации»; «дрожа всем телом»; «поспешно», и т. д.

Хлестаков же в начале приема еще далек от догадки, почему все так внимательны к нему и услужливы, он продолжает думать, что все дело в его личных незаурядных качествах, играет роль любезного, просвещенного гостя, впрочем, искренне благодарного за теплый прием.

Теперь уже темы для разговоров с посетителями предлагает Хлестаков. Они выдают скудность, убожество интересов молодого человека: сигары ― «это моя слабость. Вот еще насчет женского полу, никак не могу быть равнодушен», «Я…люблю хорошую кухню», «А мне нравится Владимир (орден). А вот Анна третьей степени уже не так». Нелепыми являются приставания Хлестакова к Луке Лукичу с вопросами о том, кто ему больше нравится, брюнетки или блондинки, или заявление, что в «моих глазах точно есть что‑то такое, что внушает робость».

Высказавшись о том, что он любит, а эта тема очень бедна, Иван Александрович и не знает, о чем больше говорить, потому пытается сформулировать хоть какие‑то фразы, как в разговоре с Земляникой:

«― Как ваша фамилия? Я все позабываю.
             ― Земляника.
             ― А, да! Земляника. И что ж, скажите, пожалуйста, есть у вас детки?
             ― Как же‑с, пятеро; двое уже взрослых.
             ― Скажите, взрослых! А как они … как они того?»

Из всех чиновников Артемий Филиппович Земляника особенно выделяется. Он успевает за небольшое время приема «заложить» множество своих приятелей и родственников с целью продвижения по службе: «Вот смотритель здешнего училища. Я не знаю, как могло начальство доверить ему такую должность…» Но самое интересное в этой ситуации ― реакция Хлестакова на предложение написать донос на бумаге: «Мне будет приятно. Я, знаете, этак люблю в скучное время прочесть что‑нибудь забавное…»

Посещение каждого чиновника заканчивается вручением денег, «якобы взаймы». Если с судьей это произошло как бы случайно для Хлестакова, то потом он входит во вкус, так как начинает догадываться, что принят за важное, «государственное лицо». Это не только не начинает смущать его, но и побуждает к более решительным действиям: он выслушивает всех не хуже любого важного чиновника. Новая для Хлестакова манера возникает как следствие той раболепно‑угоднической атмосферы, которая создается каждым входящим для представления.

Но Хлестаков так и не понимает, что все вручаемое ему ― это взятки, даваемые с определенной целью, он продолжает считать, что так проявляются милые нравы чудесного города, населенного приятными и учтивыми людьми. И интригу, игру он тоже неспособен вести. Значит, не герой ведет действие, а действие ― героя. В этом состоит своеобразие разработки Гоголем сюжета о мнимом ревизоре.

26. Смысл немой сцены в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»

Немой сцене в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» предшествует развязка сюжета, читается письмо Хлестакова, и становится ясным самообман чиновников. В этот момент уходит то, что связывало героев на протяжении всего сценического действия ― страх, и единство людей распадается на наших глазах. Страшное потрясение, которое произвело на всех известие о прибытии настоящего ревизора, вновь объединяет людей ужасом, но это уже не единство живых людей, а единство бездыханных окаменелостей. Их немота и застывшие позы показывают исчерпанность героев в их бесплодной погоне за миражом. Поза каждого персонажа в немой сцене пластически передает степень потрясения, силу полученного удара. Тут множество оттенков ― от застывшего «в виде столпа с распростертыми руками и закинутою назад головою» городничего до прочих гостей, которые «остаются просто столбами». Важно, что характер персонажа и поведение во время действий также отразились в его позе, например, Бобчинский и Добчинский застыли с «устремившимися движениями рук друг к другу, разинутыми ртами и выпученными друг на друга глазами».

На театральных подмостках замер город духовной нищеты, низости, глупости и жалости человеческой, застыла картина убожества, бессмысленности и уродства, порожденных полицейско‑бюрократическим режимом николаевской эпохи.

Вряд ли под настоящим ревизором Гоголь подразумевал какого‑то честного и порядочного чиновника, который восстановит справедливость и законность в городе, покарает казнокрадство и мздоимство. Эта сцена имеет широкий символический смысл, она напоминает всем зрителям и читателям произведения об их личной ответственности за происходящее с ними и вокруг них, говорит о неминуемом возмездии, которое рано или поздно настигает каждого, кто живет не в ладу с совестью, кто не дорожит высоким званием человека.

27. «Смех – благородное лицо» в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»

Разъясняя смысл «Ревизора», Н. В. Гоголь указал на роль смеха: «Мне жаль, что никто не заметил честного лица, бывшего в моей пьесе. Да, было одно честное, благородное лицо, действовавшее в ней во все продолжение ее. Это честное, благородное лицо был – смех».

Близкий друг Н. В. Гоголя, писал, что современная русская жизнь не дает материала для комедии. На что Гоголь ответил: «Комедия кроется везде… Живя среди него, мы его не видим…, но если художник перенесет его в искусство, на сцену, то мы же сами над собой будем валяться со смеху».

Объектом сатиры у Н. В. Гоголя становится сама современная жизнь в ее комически уродливых проявлениях. Уже в основе самого сюжета заложено комедийное несоответствие: человека принимают не за того, кем он является на самом деле. Но эту ситуацию автор решает по‑новому: Хлестаков ни за кого себя не выдает. Непреднамеренность поступков Хлестакова сбила всех с толку, а чистосердечие его обмануло чиновников и городничего, который сам «мошенников из мошенников обманывал». Происходящее и выявило истинно уродливое и смешное лицо людей, вызвало смех над ними. Это был смех сквозь слезы – гневный смех сквозь слезы горечи и негодования. Автор смеется не над конкретными личностями, а над пороками русской действительности, недаром в конце брошено в хохочущий зал: «Над собой смеетесь».

И смешно, и горько становится, когда мы читаем о порядках в уездном городе: в присутственных местах шныряют «гуси с гусенками», а от заседателя вечно пахнет водкой; в училище преподают какие бесноватые учителя; врачеватель Христиан Иванович по‑русски ни одного слова не знает; на почте вскрываются письма ради удовлетворения любопытства почтмейстера, а полицейские «для порядку» ставят всем подряд и так далее.

Именно такое сатирическое изображение позволило Н. В. Гоголю ясно высказать свое возмущение административным произволом и хищничеством, мелкими своекорыстными характерами облеченных властью людей.

Но и просто забавных комических ситуаций есть в пьесе немало. Например, спешные приказания городничего: «Пусть каждый возьмет в руки по улице…», или реплика «Вместо шляпы надевает бумажный футляр» и др. Нелеп и смешон Хлестаков, в страхе кричащий и стучащий кулаком по столу: «Да какое вы имеет е право?... Я прямо к министру!» А уж как он «великолепен» в сцене вранья, сделав за несколько минут головокружительную карьеру от переписчика бумаг до фельдмаршала.

Все это делает пьесу живой, достоверной и помогает читателю и зрителю очистить свою душу с помощью смеха, потому что, обличая все дурное, писатель верит в торжество справедливости, которая победит.

28. Герой повести И. С. Тургенева «Ася». Как изменилось его отношение к жизни

Повесть И. С. Тургенева «Ася» рассказывает о том, как знакомство главного героя господина Н. Н. с Гагиными перерастает в историю любви, которая оказалась для героя источником как сладостных романтических томлений, так и горьких терзаний, потом, с годами, утративших свою остроту, но обрекших героя на судьбу бобыля.

Интересным является тот факт, что автор отказал герою в имени, нет и его портрета. Объяснения этому можно дать разные, но одно несомненно: акцент с внешнего И. С. Тургенев переносит на внутреннее, погружая нас в душевные переживания героя. С самого начала повествования писатель вызывает симпатию у читателей доверию к герою‑рассказчику. Мы узнаем, что это веселый, здоровый, богатый молодой человек, который любит путешествовать, наблюдать жизнь, людей. Недавно он пережил любовную неудачу, но с помощью тонкой иронии мы понимаем, что любовь это была не настоящая любовь, а лишь развлечение.

И вот встреча с Гагиным, в котором он почувствовал родственную душу, близость интересов к музыке, живописи, литературе. Общение с ним и его сестрой Асей сразу настроило героя на возвышенный романтический лад.

На второй день знакомства он внимательно наблюдает за Асей, которая и влечет к себе, и вызывает у него чувство досады и даже неприязнь необъяснимыми, вольными поступками. Герой не отдает себе отчета в том, что с ним происходит. Он ощущает то какое‑то смутное беспокойство, которое вырастает в непонятную ему тревогу; то ревнивое подозрение, что Гагины не родственники.

Прошли две недели ежедневных встреч. Н. Н. все более огорчен ревнивыми подозрениями, и хотя в полной мере не догадывался о своей любви к Асе, но она постепенно овладевала его сердцем. Он обуреваем в этот период настойчивым любопытством, некоторой досадой на загадочное, необъяснимое поведение девушки, стремлением понять е внутренний мир.

Но подслушанный в беседке разговор Аси и Ганина заставляет Н. Н. наконец понять, что его уже захватило глубокое и тревожное чувство любви. Именно от него он уходит в горы, а когда возвращается, то отправляется к Ганиным, прочитав записку брата Аси. Узнав правду об этих людях, он мгновенно обретает утраченное равновесие и так определяет свое эмоциональное состояние: «Я почувствовал какую‑то сладость – именно сладость на сердце: точно мне втихомолку меду туда налили…» Пейзажная зарисовка в 10 главе помогает понять психологическое состояние героя в этот знаменательный день, становясь «пейзажем» души. Именно в этот момент слияния с природой во внутреннем мире героя совершается новый поворот: то, что было смутным, тревожным, вдруг оборачивается несомненной и страстной жаждой счастья, которая связывается с личностью Аси. Но герой предпочитает бездумно отдаваться набегающим впечатлениям: «Я не только о будущем, я о завтрашнем дне не думал, мне было очень хорошо». Это свидетельствует о том, что в тот момент Н. Н. был готов только наслаждаться романтическим созерцанием, он не чувствовал в себе того, что снимает благоразумие и осторожность, в то время как у Аси уже «выросли крылья», к ней пришло чувство глубокое и непреодолимое. Поэтому в сцене свидания Н. Н. словно стремится за упреками и громкими восклицаниями скрыть свою неготовность к ответному чувству, неспособность отдаться любви, которая столь медленно вызревает в его созерцательной натуре.

Расставшись с Асей после неудачного объяснения, Н. Н. еще не знает, что его ждет в будущем «одиночество бессемейного бобыля», он надеется на «завтрашнее счастье», не ведая о том, что «у счастья нет завтрашнего дня… у него есть настоящее – и то не день, а мгновенье». Любовь Н. Н. к Асе, подчиняясь прихотливой игре случая или роковой предопределенности судьбы, вспыхнет позднее, когда уже ничего нельзя будет поправить. Герой будет наказан за то, что не узнал любовь, что сомневался в ней. «А счастье так было близко, так возможно…»

29. «Русский человек на rendez vous» (Герой повести И. С. Тургенева «Ася» в оценке Н. Г. Чернышевского)

Свою статью «Русский человек на rendez vous» Н. Г. Чернышевский начинает с описания впечатления, произведенного на него повестью И. С. Тургенева «Ася». Он говорит, что на фоне преобладающих в то время рассказов делового, изобличительного рода, оставляющих в читателе тяжелое впечатление, эта повесть – единственно хорошая вещь. «Действие – за границей, вдали от всей дурной обстановке нашего домашнего быта. Все лица повести – люди из лучших между нами, очень образованные, чрезвычайно гуманные, проникнутые благороднейшими образом мысли. Повесть имеет направление чисто поэтическое, идеальное… Но последние страницы рассказа не похожи на первые, и по прочтении повести остается от нее впечатление еще более безотрадное, нежели от рассказов о гадких взяточниках с их циническим грабежом». Все дело, замечает Н. Г. Чернышевский, в характере главного героя (он дает имя Ромео), являющегося чистым и благородным человеком, но совершающего постыдный поступок в решительную минуту объяснения с героиней. Критик спорит с мнением некоторых читателей, утверждающих, что вся повесть испорчена «этою возмутительною сценой», что характер главного лица не выдержал. Но автор статьи приводит даже примеры из других произведений И. С. Тургенева, а также Н. А. Некрасова, чтобы показать, что ситуация в повести «Ася» оказывается типичной для русской жизни, когда герой много и красиво говорит о высоких стремлениях, увлекая восторженных девушек, способных на глубокие чувства и решительные поступки, но, как только «подходит дело к тому, чтобы прямо и точно выразить свои чувства и желания, большая часть героев начинает уже колебаться и чувствовать неповоротливость в языке».

«Таковы‑то наши „лучшие люди“ – все они похожи на нашего Ромео», – делает вывод Н. Г. Чернышевский. Но далее он берет под защиту героя повести, говоря, что такое поведение – не вина этих людей, а беда. Такими воспитало их общество: «слишком мелка у бездушна была их жизнь, мелки и бездушны были все отношения и дела, к которым он привык», «жизнь приучила их только к бледной мелочности во всем». Тем самым Н. Г. Чернышевский переносит акцент с вины героя на вину общества, отлучившего таких благородных людей от гражданских интересов.




Новости