Кентавр

Пятая глава
Глава представляет собой посмертную речь, отдающую дань покойному Колдуэллу. Описывается вся жизнь учителя. Он родился в штате Нью-Йорк в семье пресвитерианского священника, мать его, родом из южных штатов, Теннеси, была образцом благочестия и истинной веры.

Во время продолжительной болезни мужа, перед его смертью в 49 лет, она заменял его на кафедре церкви. У них было 2 детей, Джордж Колдуэлл—младший. Когда ребенку было 3 года, священник с семьей переехал в штат Нью-Джерси, так как получил приглашение в первую пресвитерианскую церковь. Мальчика прозвали палочкой за его худобу, он был очень способным, хотя из скромности потом говорил, что пределом его мечтаний было стать аптекарем. Во время 1 мировой войны он из патриотизма вступил в штабной дивизион в 1917 году и едва не погиб во время эпидемии инфлюэнцы. Он готовился отплыть в Европу, когда было заключено перемирие, и он так никогда и не покинул свою страну. Сестра его вышла замуж, и он стал единственной опорой матери, сменил множество профессий: торговал энциклопедиями, водил экскурсионный автобус. Поступил в колледж, окончил его без всякой материальной поддержки. Он совмещал учебу с работой, и успешно играл за футбольную команду. Будучи вратарем, он ломал нос, ключицу, берцовую кость. Он познакомился и полюбил Хэсси Крамер. Он работал на телефонную компанию в восточных штатах, но во времена депрессии потерял работу, когда жена была беременна. Поступил учителем в олинджеровскую школу. Описываются его профессиональные качества, его деятельность в качестве тренера и благотворительная деятельность.

Шестая глава
 Повествование от лица Питера. Он прикован к скале. Учитель спрашивает его, сколько будет 4+2*3—6/2+4, просить перечислить членов кабинета Трумена. Питер отвечает неправильно или не знает, что ответить. Человек нагибается, подхватывает что-то, бросает, Питер видит волейбольный мяч, хочет отбить, но запястья скованы льдом и цепью. Мяч превращается в Дейфендорфа, который складывает руки так, что между ними остается ромбовидный просвет и говорит: «Понимаешь, им только и нужно, чтобы ты был вот здесь. Взад-вперед».- «Но ведь это скотство».—«Конечно, гадость. Но ничего не поделаешь, взад-вперед. А целовать их, обнимать, говорить всякие красивые слова, все без толку, как с гуся вода. Приходится делать так». Дейфендорф зажал карандаш во рту и показал, как это делается, опуская лицо к ладоням. И для Питера ничего в мире не существовало, кроме этого лица. «А если у нее ноги слишком толстые, и не вырвешься, понял?», сказал Дейфендорф. Он сказал, что с худыми, как Глория Дэвис или миссис Гаммел чувствуешь себя спокойней. Потом он спросил, почему он Питера на ширинке всегда желтое пятно, и его смех подхватили горы Кавказа, шлепая друг друга полотенцами. А потом к нему пришел город, раскрашенный как индеец. Питер сказал городу: «Уж ты-то нас помнишь, мы ходили вдоль трамвайных путей, и я всегда торопился, чтобы не отстать». Город провел рукой по щеке и выпачкал пальцы глиной и сказал: «Помню? Столько людей…» Мальчик начинает описывать своего отца, все его заслуги, но город его не может вспомнить. Когда кажется, что город его увидел, мужчину, из карманов которого торчат испорченные ручки, оказывается, что это всего лишь тень.

Прозвенел звонок. Джонни Дедмен раздает карты с порнографическими картинками. Когда Питер просит показать и другие, Дедмен говорит ему, что за это надо платить. Но Питер говорит, что у него нет денег, они даже в гостинице оставили чек. Но Дедмен знает, что у Питера спрятан доллар. Но Питер говорит, что у него скованы руки, он не может его достать. Пенни прижалась к Питеру, пытаясь достать доллар. Питер сказал ей, что им еще понадобятся эти деньги, поесть перед баскетбольным матчем. Она спрашивает, зачем они переехали на ферму, ведь из-за этого столько неудобств. Питер говорит, что теперь им легче быть вместе. Пенни говорит, что Питер этим все равно не пользуется. Питер говорит, что один раз воспользовался. «Хрен с тобой Питер, на, гляди» говорит ему Джонни и показывает остальные карты. Питер восхищен симметрией тел, водоворотом плоти. Тут он вспоминает об отце и спрашивает, как Джонни думает, что покажет рентген. Джонни говорит, что шансы равные. Пенни вспоминает, что забыла помолиться за него. У Питера спрашивают, какой у него урок. Он говорит, что латынь, но он даже не открывал учебник. Пенни острит, что Эстер Апплтон ему все простит, так как любезничает на переменах с его отцом, а Питер ничего и не видит. На уроке латыни Питера попросили перевести стих из Энеиды. Он переводит плохо. Появляется плачущая Ирис в разорванной блузке и голой грудью. Питер ее утешает, что у него тоже от рубашки остались одни нитки. Все смотрят на него и видят его струпья. Один мальчик просит кого-нибуль сделать ему укол, потому что он дотронулся до кожи Питера и боится заразиться. Он думает, что это сифилис. Тут появляется отец и пишет на доске формулу. Он говорит о том, что человек может превратиться в кучу бесполезных химических веществ. Питер кричит ему: «Папа, куда ты? Почему ты не можешь простить нас и остаться?» Они идут с отцом по улице, а он все кричит «Подожди меня! не уходи!». Он сказал отцу, что все еще надеется. Отец спросил, правда ли он надеется. Сын отвечает: Да!

Глава седьмая
Повествование от лица Колдуэлла. Вечер того же дня, учитель покидает класс. Он встречает учительницу французского Эстер Апплтон. Им обоим исполнилось 50, и у нее такое чувство, будто они были любовниками. Они говорят о его визите к ее брату-близнецу, врачу. Колдуэлл говорит о том, что ему не следовало жениться на Хасси, а следовало бы устроить ее в водевиль и стать ее антрепренером. Эстер говорит несолько слов на французском, потому что это успокаивает учителя, а он читает ей стих. Они благодарят друг друга, и она уходит в своей класс.

Колдуэлл вспоминает, что у жены он не замечал псориаза, пока они не поженились. Он видит, что целой пачки билетов на баскетбол не хватает. Он собирается заглянуть к Гаммелу насчет ремонта, позвонить Хасси, зайти к зубному врачу, успеть к началу игры, поехать с Питером домой. Он боится узнать, что показал рентген, боится смерти. В кафе Майнора пусто. Питер сидит там с Джонни дедменом. Питер беседует с Майнором о коммунизме. Питер считает, что в коммунизме ничего плохого нет, и через 20 лет он придет в штаты. Майнор говорит, что надо было во вторую мировую войну взять и Москву, что русский солдат самый трусливый в мире, и что крестьяне бы их встретили с распростертыми объятиями. Питер говорит, что в Ленинграде русские не трусили. Но Майнор говорит, что это все амерКогда мальчик сказал, что должен быть способ его вылечить, Колдуэлл ответил: «Убить меня». Мальчика шокировали его слова.иканское оружие, без него они бы не победили. Джонни говорит, что обожает Гитлера, что тот на самом деле сейчас живет в Аргентине. Будучи взрослым, Питер видел ночной кошмар: Гитлер жив, его, полоумного старика нашли в Аргентине. Майнор говорит, что уж лучше Гитлер, чем старый Джо Сталин. Джонни говорит, что надо сбросить бомбу на Москву, Париж, Берлин, Италию, Америку, он обожает атомный грибок. За Питером приходит отец. Майнор говорит ему, что Колдуэлл только что объявил себя безбожником и коммунистом. Колдуэлл советует Джонни пойти работать в гараж Гаммела и рассказывает сыну, что видел миссис Герцог, выходящую из кабинета Зиммермана, он думает, что они там занимались любовью. Он думает, что теперь Зиммерман ему не даст спокойно жить. Питер успокаивает его, но Колдуэлл говорит ему, что будь он так уверен в себе, он бы устроил мать на сцену и Питер бы никогда не родился на свет. Питер расстроен такой резкостью. Отец просит 10 долларов взаймы у Майнора и шутит, что русские уже в Олинджере, садятся в трамвай и едут сюда. Он считает, что это будет самой большой удачей, если русские приедут и их расстреляют. Колдуэлл дает 5 долларов Питеру. Он звонит домой Хасси, спрашивает, не упал ли еще с лестницы его тесть, потом отдает трубку сыну. Мать спрашивает, как отец, говорит, что беспокоится за него. Питер спрашивает про Леди, не поймала ли она скунса. Разговор директора школы и миссис Герцог. Она рассказывает, что Колдуэлл ее видел, переживает, что об их связи станет известно. Она просит его уволить. Колдуэлл у зубного, своего бывшего ученика. Он чувствует разрастающуюся боль, затем ему вырывают зуб, наркоз так и не начинает действовать. Колдуэлл разговаривает с коллегой, Филлипосм, о недостающей пачке билетов. Они говорят о рентгене, о бывшем их ученике, авиационном инструкторе, который погиб из-за ошибки ученика, о смерти, о сыне коллеги, Колдуэлл льстиво о нем отзывается. Колдуэлл говорит, что его осенило, что блаженство в неведении. Говорит, что его отец умер в 49 лет, и он не хочет так же подвести сына. Колдуэлл отправляется продавать билеты на матч. Ученики толпятся за билетами, обрывки их разговоров. Питер занял место Пенни, она пробирается к нему, он восхищается ее маленьким ростом. Она спрашивает, не бреется ли Питер, у него на ухе что-то похожее не бритвенную пену. Он говорит, что это его тайна, и он потом ей ее покажет, если она не боится. К Колдуэллу подходит Филипс и говорит, что, кажется, знает, куда делись билеты. Зиммерман раздал их в воскресной школе, где он преподает, бесплатно. Он советует не поднимать шум, а пометить это, как благотворительность в ведомостях. Вера Гаммел видит молодого священника и начинает с ним флиртовать. Зиммерман хватает Питера и Пенни за руки и говорит, что попалась парочка мол, Питер становится похож на своего отца, но Питер обвиняет его в том, что он несправедлив к отцу в своем отзыве, говорит, что он болен, но больше его беспокоят какие- то недостающие билеты. Когда директор уходит, Питер показывает Пенни свою кожу, но она говорит, что знала о его кожной болезни. Он говорит, что любит ее, что считал ее глупой, но теперь так не считает. Он становится перед ней на колени и прижимает лицо к ее животу. К Колдуэллу подходит директор и начинает оправдываться насчет билетов, но Колдуэлл уверяет его, что все в порядке, что он просто неправильно понял. Колдуэлл боится, что его могут уволить из-за того, что он узнал про роман директора и Герцог. Но директор говорит ему, что он может предоставить ему отпуск на год, если он себя плохо чувствует. Колдуэллу кажется, что если он уйдет в отпуск, то больше не вернется. Колдуэлл подходит к пресвитерианскому священнику, который флиртует с Верой и говорит ему, что он смущен духом. Но священнику не до него и он торопливо отвечает на его вопросы и хочет побыстрее от него отделаться, предлагает зайти к нему в любое время утром в церковь. Когда Питер и его отец выходят на улицу, там вовсю сыплет снег. Мальчик досадует, что они не уехали 2 часа назад, когда билеты были уже проданы, а ждали конца игры. Теперь дороги занесло. Отец рассержен, что сын рассказал директору про то, что Колдуэлл обеспокоен недостающими билетами и спрашивает сына, не рассказал ли он ему еще и про то, что Колдуэлл видел миссис Герцог, выходящую из его кабинета. Сын говорит, что и забыл про это. Они с трудом едут по дороге, на подъеме она буксует. Колдуэлл спускает машину вниз задним ходом, взяв разгон, машина быстрее преодолевает половину склона, но опять буксует на том же месте. Мимо проезжает машина, даже не останавливаясь. Отец говорит, что на их месте остановился бы и взял их на буксир. Сын говорит, что таких, как он, больше нет не свете. Но отец уронил голову на руки, он в отчаянии. Нужно надеть цепи, но для этого надо спуститься на ровное место. Он долго закрепляет цепь, но она в последний момент соскальзывает. Питер залезает под машину, пытаясь закрепить защелку, но все напрасно. Отец хочет ехать назад в Олтон ночевать. Но домкрат не опускается. Путь назад тоже отрезан. Отец садится за руль и едет вперед, но не домкрат, а бампер не выдерживает, там остается вмятина. Прошел час с тех пор, как они там проехали, снег уже занес их следы, дорога не укатана. Колеса буксуют. Автомобиль заносит на обочину. Они решают идти пешком в Олинджер, хотя ни у одного, ни у другого нет галош.

Восьмая глава
Питер Колдуэлл, уже взрослый рассказывает об Олинджере своей чернокожей возлюбленной. Она спит, а он продолжает рассказ о том дне. Он проснулся на следующее утро в гостиной у Гаммелов, где они переночевали. Его не разбудили в школу, отец ушел рано. В комнату вошла Вера и назвала его по имени фамилии и спросила его, что он хочет на завтрак. Снег шел всю ночь, поэтому школы закрыты. Во втором часу пришел отец, он был в школе, приводил в порядок журналы. Гаммел приехал и отвез их до того места, где откопали их машину. Гаммел надел цепи на нее, и они поехали дальше сами. Они остановились купить еды в долг в магазине. Отец въехал в сугроб, они выключили фары и дальше пошли пешком. Леди встречала их радостным лаем. Хасси назвали их героями и сказала, что дедушка напилил дров и она сделал суп из мясного концентрата с яблоками, как всегда делала бабушка, когда у них кончались продукты. Питер уснул, а утром услышал разговор родителей: отец говорил «С волками жить—по-волчьи выть. Эти негодяи не дают мне пощады, и я им не дам». Он твердо решил проработать еще 10 лет, чтобы получить пенсию за 25 летний стаж. Но все же опасался, что Герцог и Зиммерман его выгонят. Мать уговаривала его бросить работу и начать работать на их ферме. Но отец сказал, что для него природа—это хаос, мусор и вонь. Мать заплакала. Мальчик почувствовал, что заболел, у него текло из носа, начинался кашель. Отец поднимается к нему в комнату, и сын говорит ему, что рад, что все обошлось, что у отца ничего не обнаружили. Девятая глава Хирон шагает по безжизненной местности. Он думает о своем дитя, которое он оставил в лихорадке, Окирою, длинноволосую дочь. Он оставил в наследство ребенку только то, что сам получил—кучу долгов и Библию. Он думал о том, что рентгеновский снимок чист. Он смотрел на «бьюик», который надо было вытащить из снега. Он вспомнил, как прощался со всем последние дни, готовясь уйти в последний путь. Ему было тошно от мысли снова возвращаться в школу: ученики, как вертящиеся ножи, необходимость общаться с Герцог и Зиммерманом. Машина, как катафалк, который прислал за ним Зиммерман. Он задает себе вопросы и отвечает на них, называет 5 рек царства мертвых, говорит о том, что Зевса надо чтить, Называет дочерей Нерея, задает себе вопрос: «Кто такой герой?» и отвечает «Царь, принесенный в жертву Гере». Хирон подходит к пропасти. Раненая нога болела, он должен сделать великий шаг. Его воля исторгла из себя последнее слово: Сейчас. Хирон принял смерть. напрасно. Отец хочет ехать назад в Олтон ночевать. Но домкрат не опускается.



Новости