Братья Карамазовы


Сочинения по произведению "Братья Карамазовы" (Достоевский Ф.М.) 



«Достоевский не хочет всеобщего счастья в будущем, не хочет, чтобы это будущее оправдывало настоящее» (В. Розанов). Так это или нет? (по роману Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»)

   «Братья Карамазовы» - последний и, как считается, самый значительный роман Ф.М. Достоевского. В этом социально-философском произведении судьба отдельной личности показана в тесной взаимосвязи с будущим России и с судьбами всего человечества. 
    В центре повествования находятся судьбы четырех братьев. Их жизни тесным образом связаны между собой и с жизнью их отца – человека деспотичного, развратного, грешного в самом широком понимании этого слова. 
    Братья Карамазовы – чрезвычайно разные люди. Каждый из них, живя в тяжелых условиях деспотизма и самодурства отца, пытается найти ответы на важные вопросы бытия. И им кажется, что они эту идею находят. 
    Так, Иван Карамазов в основу угла ставит разум, логику. Он пытается рационально понять и обосновать то, что происходит вокруг. Однако это герою плохо удается. Иван не может многого постичь, не может принять жестокий и несправедливый мир. 
    Этому герою тяжело жить на свете, он пытается найти что-то, что облегчило бы ему существование, но не находит такой спасительной отдушины. Его удел – это безнадежность и отчаяние. 
    Другой брат – Смердяков – живет в постоянной ненависти. Этот человек ненавидит все – отца, братьев, людей, Россию, себя, в конце концов. Смердяков приходит к тому, что надо жить, позволяя себе все. Он отказывается от всяких нравственных и моральных законов внутри себя, стремится к саморазрушению. 
    Старший брат Митя Карамазов, возможно, четко не сформулировал жизненной позиции. Он живет так, как «бог на душу положит», следуя зову своей натуры - широкой, разгульной, страстной и безудержной. «Широк человек, слишком даже широк», - говорит Митя как будто о себе. Этот герой обладает мощными жизненными силами, но не знает, как применить их, чтобы самому быть счастливым и сделать счастливыми окружающих. 
    Самый гармоничный среди братьев – Алеша Карамазов. Он обладает ценнейшей способностью – верить. Именно вера в бога делает Алешу светлым человеком, способным справиться со своими темными сторонами и дарить людям свет. Из монастыря Алеша вынес всепрощающую любовь к людям и смирение – то, чего, по Достоевскому, не хватает людям во все времена. 
    Но в жестком, несправедливом и противоречивом мире, в котором живут братья, никто не слышит слабый голос Алеши. Все заняты собой, своими обидами и страстями. Складывается такое ощущение, что каждый из героев один на один бьется с роком, который, в любом случае, одержит верх и сломает героев. 
    Образ жизни и мысли Карамазовых влечет их к трагедии. И эта трагедия происходит – Смердяков убивает своего отца. Однако в этом преступлении оказываются замешаны все – подал страшную идею Иван, а расплачивается каторгой за нее Митя. Таким образом, Достоевский утверждает, что в преступлениях, совершающихся в мире, нет невиновных. В том, что происходит, духовно виноваты все. Это одна из основных мыслей в романе «Братья Карамазовы». 
    Один из крупнейших философов начала 20 века, В. Розанов, так охарактеризовал жизненную позицию Достоевского: «Достоевский не хочет всеобщего счастья в будущем, не хочет, чтобы это будущее оправдывало настоящее. Он требует иного оправдания и лучше предпочитает до изнеможения колотиться головой об стену, чем успокоиться на гуманном идеале». 
    Писатель считает, что отвлеченные размышления о прекрасном будущем преступны. Пока люди философствуют о том, что будет завтра, сегодня в мире творится зло. Каждый человек должен жить здесь и сейчас, стремясь сделать так, чтобы настоящая жизнь стала гуманнее и добрее. Всем известны слова Достоевского о том, что никакое прекрасное будущее не стоит одной-единственной слезы ребенка в настоящем. 
    Показывая жизнь семьи Карамазовых, автор еще раз стремится донести до читателя, что нужно переиначивать обыденную жизнь вокруг себя. А изменить мир может лишь нравственное очищение, которое, по мысли писателя, происходит лишь через страдания. Именно на этот путь Достоевский направляет Митю Карамазова, видя в нем огромный человеческий потенциал.

Верно ли утверждение: "Достоевский не хочет всеобщего счастья в будущем, не хочет, чтобы это будущее оправдывало настоящее"(Лев Шестов)?

    Я в себе уверен. Человек есть тайна. Её надо разгадать, 
     и ежели её разгадывать всю жизнь, то не говори, 
    что потерял время; я занимаюсь этой тайной, 
    ибо хочу быть человеком. 
     (Из письма брату после смерти отца)

     
    Фёдор Михайлович Достоевский всю свою жизнь стремился к разгадке волнующих его вопросов. Его основные произведения – 7 семь романов которые шли парами по темам, и, в итоге, должны были завершиться глобальным произведением, рассказывающим о судьбе человека, ставшего революционером. Но этим планам не суждено было сбыться из-за смерти Фёдора Михайловича. Он успел создать лишь первую часть («Братья Карамазовы»). Произведения же шли в такой последовательности: 
    Бедные люди – Униженные и оскорблённые 
    Преступление и наказание – Идиот 
    Бесы – Подросток 
    Братья Карамазовы 
    Михаил Михайлович Бахтин, в своей работе «Проблемы творчества Достоевского» назвал роман «Братья Карамазовы» полифоническим романом, то есть произведением, в котором каждый герой ведёт свою партию, живёт своей собственной жизнью. Но всё-таки в этом произведении есть герой, мировоззрение которого схоже с миропониманием самого Достоевского. Это Иван Фёдорович Карамазов. 
    Исходя из узкобиографического толкования образа Ивана Л.Ф.Достоевская высказала предположение, что писатель изобразил в нем себя. Сознание Ивана Карамазова разрывается между верой и неверием. Эту тайну сразу угадывает старец: «Идея эта еще не решена в вашем сердце и мучает его. В этом ваше великое горе, ибо настоятельно требует разрешения. Но благодарите творца, что дал вам сердце высшее, способное такою мукой мучиться». Он не верит в идею всеобщего счастья: «Не для того же я страдал, чтобы собой, злодействами и страданиями моими унавозить кому-то будущую гармонию». И тем более не хочет чтобы это счастье достигалось слишком дорогой ценой: «Слушай: если все должны страдать, чтобы страданием купить вечную гармонию, то при чем тут дети, скажи мне пожалуйста?» Он отказывается от высшей гармонии: «Не стоит она слезинки хотя бы одного только что замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре своей неискупленными слезами своими к «боженьке».» Эта тема видна и в словах самого Достоевского: «Видали ли вы или слыхали ли о мучимых маленьких детях, ну хоть о сиротках в иных чужих злых семьях? Видали ли вы, когда ребёнок забьется в угол, чтоб его не видели, и плачет там, ломая ручки ( да, ломая руки, я сам это видел) – и ударяя себя крошечным кулачком в грудь, не зная сам, что он делает, не понимая хорошо ни вины своей, ни за что его мучают, но слишком чувствуя, что его не любят» (Из «Дневника писателя») Но Иван Карамазов отнюдь не был безбожником: «Я не Бога не принимаю, пойми ты это, я мира, Им созданного… не принимаю и не могу согласиться принять». Трагедия Ивана Федоровича в том, что: во-первых, он сам ещё не определился в своих желаниях: с одной стороны, он пропагандирует идею вседозволенности, а с другой утверждает, что: "Я хочу не такого общества, где бы я не мог сделать зла, а такого именно, чтоб я мог делать всякое зло, но не хотел его делать сам...", а, во-вторых, люди, слушая его идеи, воспринимают их абсолютно неверно. Лучший тому пример – Смердяков, который основываясь на своём осознании идей Карамазова, совершает убийство. 
    Если основываться на этом доказательстве, то утверждение Льва Шестова верно. Но с другой стороны, в течении жизни развитие Фёдора Михайловича шло от гуманизма к христианству, и к концу жизни он стал верующим. И, как мне кажется, с идеями Алёши он тоже был согласен, тем более что в продолжении романа младший Карамазов должен был стать революционером. И спор, происходивший между братьями Алешей и Иваном – это, в некотором роде спор разных сторон личности Достоевского. В христианстве, одна из главных идей, в моём понимании, - отказ от всего бренного на земле, ради высших благ на небе. А значит, что Достоевский, как христианин хочет счастья именно в будущем, и верит в это. 
    В общем, утверждение Льва Исааковича Шестова можно воспринимать по-разному, и от того, с какой стороны ты его понял, доказывать свою точку зрения. 
    Все романы Достоевского — социально-философские романы, в которых он ищет ответы на мучающие его вопросы. И при прочтении его произведений, сам невольно начинаешь задумываться над этими вопросами, и вырабатывать свою точку зрения.

Идейное значение Легенды о Великом Инквизиторе (роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»)

    В романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» центральное место занимает Легенда о Великом Инквизиторе. Это — пространный пересказ Иваном Карамазовым брату Алеше содержания своей уничтоженной поэмы. Здесь — один из кульминационных пунктов композиции романа, средоточие ведущихся его героями идейных споров. Сам Достоевский определял значение Легенды о Великом Инквизиторе как примат необходимости «вселить в души идеал красоты» над призывами социалистов: «Накорми, тогда и спрашивай добродетели!» Великий Инквизитор духовным ценностям противопоставляет первобытную силу инстинктов, идеалу героической личности — суровую стихию человеческих масс, внутренней свободе — потребность каждодневно добывать хлеб насущный, идеалу красоты — кровавый ужас исторической действительности. Писатель ставил своей целью «изображение крайнего богохульства и зерна идеи разрушения нашего времени в России, в среде оторвавшейся от действительности молодежи», которую представляет в романе Иван Карамазов. Достоевский считал, что природа человеческая не может быть сведена к сумме рациональных оснований. Великий Инквизитор убеждает вновь пришедшего в мир Христа: «Ты хочешь идти в мир и идешь с голыми руками, с каким-то обетом свободы, которого они, в простоте своей и в прирожденном бесчинстве своем, не могут и осмыслить, которого боятся они и страшатся, — ибо никогда и ничего не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы! А видишь ли сии камни в этой нагой и раскаленной пустыне? Обрати их в хлебы, и за тобой побежит человечество, как стадо, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, что Ты отымешь руку Свою и прекратятся им хлебы Твои. Но ты не захотел лишить человека свободы и отверг предложение: ибо какая же свобода, рассудил Ты, если послушание куплено хлебами. Ты возразил, что человек жив не единым хлебом: но знаешь ли, что во имя этого самого хлеба 
    земного и восстанет на Тебя Дух Земли, и сразится с Тобою, и победит Тебя, и все пойдут за ним, восклицая: «Кто подобен Зверю сему, — он дал нам огонь с небеси!» 
    Образ Инквизитора помогает Достоевскому развенчать два важнейших тезиса сторонников преобладания материального над духовным. Первый — что люди — невольники, «хотя созданы бунтовщиками», что они слабее и ниже Божественного Промысла, что им не нужна и даже вредна свобода. Второй — будто подавляющее большинство людей слабы и не могут претерпеть страдание во имя Божье ради искупления грехов, и, следовательно, Христос в первый раз приходил в мир не для всех, а «лишь к избранным и для избранных». Писатель опровергает эти по виду очень складные рассуждения Инквизитора. Еще за четверть века до создания Легенды о Великом Инквизиторе Федор Михайлович утверждал в одном из писем: «Если бы математически доказали вам, что истина вне Христа, то вы бы согласились лучше остаться со Христом, нежели с истиной». И в Легенде финал, помимо воли автора поэмы, Ивана Карамазова, свидетельствует о торжестве идей Христа, а не Великого Инквизитора. Как вспоминает Иван Федорович: «Я хотел ее кончить так: когда Инквизитор умолк, то некоторое время ждет, что пленник его ему ответит. Ему тяжело его молчание. Он видел, как узник все время слушал его проникновенно и тихо, смотря ему прямо в глаза и, видимо, не желая ничего возражать. Старику хотелось бы, чтобы тот сказал ему что-нибудь, хотя бы и горькое, страшное. Но он вдруг молча приближается к старику и тихо целует его в его бескровные девяностолетние уста. Вот и весь ответ. Старик вздрагивает. Что-то шевельнулось в концах губ его; он идет к двери, отворяет ее и говорит ему: «Ступай и не приходи более... не приходи вовсе... никогда, никогда!» И выпускает его на «темные стегна града». Пленник уходит... Поцелуй горит на его сердце, но старик остается в прежней идее». А ведь целует Христос своего тюремщика после страстного обещания Инквизитора, что люди с радостью сожгут неузнанного Спасителя: «Знай, что я не боюсь тебя. Знай, что и я был в пустыне, что и я питался акридами и кореньями, что и я благословлял свободу, которою ты благословил людей, и я готовился стать в число избранников твоих, в число могучих и сильных с жаждой «восполнить число». Но я очнулся и не захотел служить безумию. Я воротился и примкнул к сонму тех, которые исправили подвиг твой. Я ушел от гордых и воротился к смиренным для счастья этих смиренных. То, что я говорю тебе, сбудется, и царство наше созиждется. Повторяю тебе, завтра же ты увидишь это послушное стадо, которое по первому мановению моему бросится подгребать горячие угли к костру твоему, на котором сожгу тебя за то, что пришел нам мешать. Ибо если был, кто всех более заслужил наш костер, то это ты. Завтра сожгу тебя». Однако доброта Иисуса поколебала даже каменное сердце старого Инквизитора. Поцелуй оказывается самым сильным возражением против всех хитроумных и вроде бы логичных теорий строителей царства Божьего на земле. Чистая любовь к человечеству начинается лишь тогда, когда любят не телесную, внешнюю красоту, а душу. К душе же Великий Инквизитор в конечном счете остается безразличен. Как понимает слушающий Ивана брат Алеша, оппонент Христа на самом деле в Бога не верит, и Иван Карамазов с этим охотно соглашается: «Хотя бы и так! Наконец-то ты догадался. И действительно так, действительно только в этом и весь секрет, но разве это не страдание, хотя бы и для такого, как он, человека, который всю жизнь свою убил на подвиг в пустыне и не излечился от любви к человечеству? На закате дней своих он убеждается ясно, что лишь советы великого страшного духа могли бы хоть сколько-нибудь устроить в сносном порядке малосильных бунтовщиков, «недоделанные пробные существа, созданные в насмешку». И вот, убедясь в этом, он видит, что надо идти по указанию умного духа», страшною духа смерти и разрушения, а для того принять ложь и обман и вести людей уже сознательно к смерти и разрушению и притом обманывать их всю дорогу, чтоб они как-нибудь не заметили, куда их ведут, для того чтобы хоть в дороге-то жалкие эти слепцы считали себя счастливыми. И заметь себе, обман во имя того, в идеал которого столь страстно веровал старик во всю свою жизнь! Разве это не несчастье?» 
    Достоевский рисует нам картину борьбы добра и зла в душе человеческой. При этом носитель злого начала наделен многими привлекательными чертами, общими с самим Христом: любовью к людям, стремлением к всеобщему, а не личному счастью. Однако все благие намерения сразу рушатся, как только оказывается, что Великий Инквизитор вынужден прибегать к обману. Писатель был убежден, что ложь и обман недопустимы на пути к счастью. И не случайно в романе автор Легенды о Великом Инквизиторе тоже отвергает Бога и приходит к выводу, что «все дозволено», а кончает безумием и встречей с чертом. А Инквизитору как бы отвечает в своих предсмертных поучениях наставник Алеши Карамазова старец Зосима: «О, есть и во аде пребывшие гордыми и свирепыми, несмотря уже на знание бесспорное и на созерцание правды неотразимой; есть страшные, приобщившиеся сатане и гордому духу его всецело. Для тех ад уже добровольный и ненасытимый; те уже доброхотные мученики. Ибо сами прокляли себя, прокляв Бога и жизнь. Злобною гордостью своею питаются, как если бы голодный в пустыне кровь собственную сосать из своего же тела начал. Но ненасытимы во веки веков и прощение отвергают, Бога, зовущего их, проклинают. Бога живаго без ненависти созерцать не могут и требуют, чтобы не было Бога жизни, чтоб уничтожил себя Бог и все создание свое. И будут гореть в огне гнева своего вечно жаждать смерти и небытия. Но не получат смерти...» Гордыня Великого Инквизитора, мечтающего заместить собою Бога, прямиком ведет его душу в ад. Христос же, 
    которому, как показывает писатель, при втором пришествии был бы уготован застенок инквизиции и костер, остается победителем в споре. Палачу-инквизитору нечего противопоставить его молчанию и последнему всепрощающему поцелую. 
    Сам образ Великого Инквизитора восходит к одному из образов баллады близкого друга Достоевского поэта Аполлона Майкова «Приговор». Кстати сказать, именно в одном из писем к Майкову в 1870 г. Достоевский впервые упомянул о замысле будущих «Братьев Карамазовых» (тогда роман назывался «Житие великого грешника», позднее великий грешник превратился в Великого Инквизитора). В «Приговоре» описывается осуждение знаменитого чешского проповедника XV века Яна Гуса на Констанцском соборе. Когда собравшиеся там князья католической церкви осудили еретика на мучительную казнь, внезапно человеческие чувства, Божье милосердие пробудило в них пение простого соловья: 
    всем пришли на память 
    Золотые сердца годы, 
    Золотые грёзы счастья, 
    Золотые дни свободы.. 
    Но: 
    Был в собраньи этом старец; 
    Из пустыни вызван папой 
    И почтен за строгость жизни 
    Кардинальской красной шляпой, — 
    Вспомнил он,как там,в пустыне, 
    Мир природы,птичек пенье 
    Укрепляли в сердце силу 
    Примиренья и прощенья; 
     И как шепот раздается 
    По пустой огромной зале, 
     Так в душе его два слова. 
     «Жалко Гуса» — прозвучали 
     Машинально,безотчетно 
    Поднялся он — и,объятья 
    Всем присущим открывая, 
    Со слезами молвил: «Братья!» 
    Но,как будто перепуган 
    Звуком собственного слова, 
    Костычем ударил об пол 
     И упал на место снова; 
    «Пробудитесь! — возопил он, 
     Бледный,ужасом объятый: — 
    Дьявол,дьявол обошел нас! 
     Это глас его,проклятый!.. 
    Каюсь вам,отцы святые! 
    Льстивой песнью обаянный, 
    Позабыл я пребыванье 
     На молитве неустанной — 
    И вошел в меня нечистый! — 
    К вам простер мои объятья, 
    Из меня хотел воскликнуть: 
    «Гус невинен». — Горе,братья!» 
    Ужаснулося собранье, 
    Встало с мест своих,и хором 
    «Да воскреснет Бог» 
    запело 
    Духовенство всем 
    собором, — 
    И,очистив дух от беса 
    Покаяньем и проклятьем, 
    Все упали на колени 
    Пред серебряным распятьем, — 
    И,восстав, Иогана Гуса, 
    Церкви Божьей во спасенье, 
    В назиданье христианам, 
    Осудили — на сожженье... 
    Так святая ревность к вере 
    Победила ковы ада! 
    От соборного проклятья 
    Дьявол вылетел из сада. 
    Стихотворение Майкова имеет подзаголовок «Легенда о Констанцском соборе». Отсюда, вероятно, явилась у Достоевского идея Легенды о Великом Инквизиторе. Святые отцы на Констанцском соборе, не исключая и кардинала-пустынника, глас Божий приняли за зов дьявола, и своим жестоким приговором Гусу служат не Богу, как думают, а дьяволу, отказываясь от подлинной духовной свободы. Великий Инквизитор в прошлом — тоже старец-пустынник, а сама легенда, по замыслу Достоевского, — это поэма, как и у Майкова, только пересказанная прозой. Великий Инквизитор на самом деле отверг дарованную Богом свободу, хотя в пустыне чуть не принял ее, чуть не сделался одним из «могучих и сильных». Он служит дьяволу, а не Богу, и не избежать ему «ков ада».

Как эпиграф к роману Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» раскрывает идейный смысл романа?

    «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода». Эта слова из Евангелия от Иоанна (глава XII, 24) Ф. М. Достоевский выбирает в качестве эпиграфа к своему роману «Братья Карамазовы». Увидевший свет в 1879 – 1880 гг., этот роман стал последним крупным произведением писателя и сосредоточил в себе все итоговые размышления Достоевского о человеке и о мире. 
    Понять концепцию, раскрыть «посыл» автора нам помогает эпиграф к произведению. Что значат слова Иоанна Богослова? На первый взгляд, они парадоксальны – для того чтобы полноценно жить, нужно умереть? 
    Однако это послание апостола, конечно же, метафорично. Думаю, святой под смертью подразумевал не физическое, а духовное умерщвление, ту смерть, которая ведет к возрождению и обновлению. 
    Как эта мысль проявляется в «Братьях Карамазовых»? Тема смерти здесь ведущая – сюжет строится на отцеубийстве: один из четырех сыновей убивает своего отца Федора Павловича Карамазова. Однако в его смерти оказываются замешаны все четыре брата - Иван Карамазов подал идею убийства, реализовал ее внебрачный сын Федора Павловича Смердяков, а наказание принял на себя брат Митя. Алеша же Карамазов, ближе всего стоящий к самому писателю, духовно страдает за каждого из своих близких, пытается облегчить им участь, направить их на истинный путь – путь Бога. 
    Каждый из братьев переживает в романе свою духовную смерть, но не у всех она заканчивается возрождением. Очень сложен и крайне противоречив образ Ивана Карамазова. Этот герой - атеист, материалист. Он не может принять мир таким, каков он есть, с безвинными страданиями миллионов людей. Именно поэтому Иван ненавидит все человечество, считая людей жалкими низменными существами, достойными лишь призрения: «Чтобы полюбить человека, надо, чтобы тот спрятался, а чуть лишь покажет лицо свое – пропала любовь». 
    Беда Ивана в том, что он требует от людей абсолютной безгрешности, и поэтому не может принять и полюбить «ближних своих», таких несовершенных. Он убежден, что помогать им можно только «с надрывом лжи, из-за заказанной долгом любви, из-за натащенной на себя епитимии». «Легенда о Великом Инквизиторе» полностью раскрывает рациональные убеждения героя. 
    Трагедия Ивана Карамазова заключается в том, что он чувствует насущную потребность близости с людьми, огромную потребность любить, однако его разум не позволяет ему сделать это. Убеждения героя, основанные, по мнению Достоевского, на гордыне (Иван отвергает Бога и приходит к выводу, что «все дозволено»), приводят его к душевной болезни и «встречи» с чертом. 
    Погибает, духовно и физически, и Смердяков, с самого детства носящий в своей душе ненависть и разрушение. Не признанный отцом, никогда не знавший любви, этот несчастный, по сути, человек, живет одним – попыткой восстановить свое человеческое достоинство, самоутвердиться. Однако для этого он выбирает «дьявольские» способы – насилие, издевательство, наконец, убийство собственного отца. 
    Важно, что когда Смердяков совершает убийство, Иван Федорович Карамазов, по сути, оказывается соучастником этого преступления. Между этими братьями устанавливается связь, усиленная тем, что все связи с другими людьми у них прерываются. Достоевский снова утверждает мысль, прозвучавшую у него еще в «Преступлении и наказании», - когда человек переступает через жизнь другого человека и уничтожает божественное в нем, в то же миг он убивает и свою душу, обрекает себя на смерть. 
    Таким образом, к Ивану и Смердякову применима первая часть эпиграфа – отринув Бога, эти герои оборвали все связи с людьми, остались одни. Это привело их к безумию или смерти (мы помним, что Смердяков повесился) и не дало шанса на перерождение. 
    Идея нравственного возрождения через «смерть» - духовные и физические страдания - связана в романе с образом Мити Карамазова. Он решает принять вину за убийство отца на себя, пойти на каторгу, чтобы душевно очиститься, искупить свои грехи, начать новую жизнь. 
    Можно сказать, что до убийства отца Митя стоял на нравственном распутье – он был способен и на добро и на зло. Глубокие чувства и сильные страсти, кипевшие в этом человеке, не были подчинены какому-то духовному постулату, высшему ориентиру. Однако смерть отца и развернувшиеся после этого события утвердили героя в том, что нужно выбрать добро, идти по пути Бога, а не Дьявола. 
    Вера Мити, утверждает Достоевский, – это истинная вера, потому что герой пришел к ней осознанно и свободно. Эта вера основана на любви, и поэтому несет в себе спасение. 
    Важно, что идея перерождения самым непосредственным образом связана у Достоевского с религией, с верой в Бога. Только истинно уверующие достигнут спасения, говорит писатель. В его романе такими людьми стали Алеша и Митя Карамазовы. К ним относится вторая часть эпиграфа – «а если умрет, то принесет много плода». 
    Таким образом, эпиграф к роману Достоевского «Братья Карамазовы» является концентрацией идейного смысла романа, повествующего о возможности нравственного возрождения и спасения человека путем внутреннего воссоединения его с человечеством, принятия и следования божественным истинам.

Моя любимая книга - "Братья Карамазовы" Ф.М.Достоевского

    Самобытное, тонкое, ни на что не похожее видение мира, тесно сплетенное с идеями христианства, воплощает собой личность Федора Михайловича Достоевского, знатока человеческой души, максимально, на мой взгляд, полно отразившего нашу многоликую, полную противоречий жизнь. 
    Мое знакомство с Достоевским началось с «Братьев Карамазовых». Этот роман почему-то представлялся мне любовной сагой с бесчисленными дуэлями, заговорами и льющими через край страстями, но, наслышанная о своеобразии авторского психологизма, я решилась прочитать эту объемную книгу. Первым, что меня порадовало, было вступление. На фоне дерзкого отступления Чернышевского («Что делать?») и «пояснительной записки» Лермонтовского «Героя нашего времени» это стоит особняком: автор до простодушия скромен и в то же время знает себе цену. 
    Простая мысль о том, что человек приходит к Богу через испытания облекается в жизненные формы и постепенно, но не без участия мелочей, – неизвлеченных уроков прошлого, которых, впрочем, все никому ещё извлечь не удалось хотя бы потому, что над наследственностью мы ещё (пока?) не властны – приходит к трем молодым людям: юному Алеше, нигилситу Ивану и повесе Дмитрию – у которых из общего можно указать разве что фамилию: Карамазовы. 
    Уникальным роман делает то, что автор настолько глубоко анализирует души своих героев, что ни одна сторона, пусть даже самая темная, не ускользнет от взора внимательного читателя, что невозможно было бы в жизни, если бы герои были реальными людьми. 
    Встретившись с ними в жизни, мы наверняка бы оценили их действия иначе и чем больше бы заблуждались, тем больше были бы уверены в верности собственных суждений. Но Достоевский этого не допустит: он сводит собственные комментарии к минимуму, давая читателю возможность остаться с романом наедине, без посредников. 
    На грани добра и зла мечутся души почти всех героев: стоит только вспомнить странную личину совести Ивана, притчу о луковке блудницы Грушеньки, донкихотский поступок Дмитрия… На их фоне выделяется образ старца Зосимы, духовного учителя Алеши, предрекающего ему нелегкую проповедническую жизнь вне монастыря. 
    Образ отца Зосимы - центральный: он воплощает собой покой, благодетель и радость. Он - Истина романа, настолько он поражает читателя своей простодушной мудростью… 
    … И сразу же на ум вяжется мысль о теократическом государстве, высказанная Достоевским задолго до появления Зосимы в романе, где преступивших не подвергают насилию, а просто изолируют от общества, обрекая виновного жить в одиноком осмыслении собственной жизни. Но сколько Иванов должно сойти с ума и Дмитриев принять наказание за другого, чтобы люди дошли до такого высокого сознания? – вопрос отдельной дискуссии. 
    Конечно, для каждого «Братья Карамазовы» - что-то свое и по достоинству оценить потенциал этого произведения крайне сложно: оно интимно и глобально, оно шокирует очевидностью и ставит в её тупик ценой; оно подобно самой жизни, которая, заставляя думать, чаще задает вопросы, чем дает ответы…

Отзыв о прочитанных главах романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» (главы «Мальчики»)

    Главы «Мальчики» являются частью одного из самых великих романов Ф.М. Достоевского - «Братья Карамазовы». Они повествуют о судьбах и характерах двух подростков - Коли Красоткина и Илюши Снегирева. Связывает двух этих персонажей один из главных героев романа – Алеша Карамазов. 
    Итак, мы знаем, что Коля и Илюша дружили. Можно сказать, что Красоткин спас Илюшу - от издевательств одноклассников. С того момента Илья полюбил Колю всей душой – он видел в нем старшего друга, товарища, своего спасителя: «предался мне рабски, исполняет малейшие мои повеления, слушает меня как бога, лезет мне подражать». 
    Да и Красоткин был привязан к Илюше. Но этому мальчику нравилось влиять на людей, управлять ими по своему усмотрению – Коле хотелось чувствовать себя господином других людей. Именно поэтому он стал «играть» на чувствах Снегирева, то приближая его к себе, то – отталкивая. 
    В отчаянии от такого отношения своего друга Илья совершил страшный поступок – по наущению мерзавца Смердякова он накормил голодную собаку хлебом, в котором была спрятана игла: «проглотила и завизжала, завертелась и пустилась бежать, бежит и все визжит». Это, а также то, что Коля не захотел общаться с ним, очень сильно повлияло на Илюшу. Мальчик очень сильно – смертельно - заболел. 
    Конечно, позже Коля раскаялся в своем поступке. Он пришел к постели умирающего друга и чуть не расплакался, увидев худенького бледного Илюшу. Красоткин нашел Жучку, дал себе обещание проводить с больным мальчиком много времени. 
    Но, как показывает автор, Илюшу уже не спасти. И во многом в этом был виноват Коля Красоткин, который считал себя выше других, считал себя вправе играть чувствами людей. 
    Из беседы героя с Алешей Карамазовым мы узнаем, что Коля называет себя социалистом. Он не верит в Бога, по сути, мало образован, однако обладает огромным самомнением. Алеша говорит об этом герое, что «он хороший, но извращенный». Что это значит? 
    Коля обладает хорошими задатками – он умен, добр, у него есть сила воли и целеустремленность. Но существует что-то в натуре героя («извращенность»), что делает его поистине страшным человеком: «Мне только грустно, что прелестная натура как ваша, еще и не начавшая жить, уже извращена всем этим грубым вздором». 
    Таким образом, в главах «Мальчики» Достоевский поднимает и проблему влияния на молодые умы различных общественных направлений, зачастую неправильных, тлетворных, губительных. Именно таковым писатель считает социализм. 
    Мне очень жаль Илюшу и собаку, которую он чуть не убил, послушавшись совета подлого Смердякова. Действительно, мнение взрослых людей играет огромную роль в жизни подростков. Как важно, чтобы советы старших были мудрыми и правильными, ведь от них во многом зависит судьба детей, судьба всего общества в целом. Главы «Мальчики» , как мне кажется, как раз об этом.

Новости