Основные мотивы поэзии А. Ахматовой

 Многое еще, наверно, хочет 
     Быть воспетым голосом моим… 
    А. Ахматова

    Творчество великого художника — реалиста ли, модерниста — заключает в себе целый мир, все бытие в его многообразии. Однако всегда существуют какие-то наиболее общие, универсальные темы и образы, присущие произведениям того или иного автора. Так и творчество А. Ахматовой в целом определено рядом основных идей и мотивов, нашедших свое развитие в ее стихах. 
    Пожалуй, для меня Ахматова, прежде всего, певец любви — того “высокого и огненного чувства”, которое Анна Андреевна считала властелином мира (некогда еще Шекспир сказал: “Любовь и голод правят миром”). Тему любви Ахматова разрабатывает по-своему, не так, как ее великие современники. У нее нет ни мистических прозрений, ни социальной обусловленности любовных конфликтов: первое характерно для поэзии Блока, второе — для творчества Маяковского. В лирике же Ахматовой драматизм страсти основывается на отношениях двух характеров, психологическом подходе. Воссоздавая в стихах женскую сущность, она избегает абстракций, символичности, философских и социальных обобщений: любовная лирика Ахматовой реалистична и психологична в лучших традициях русской классической литературы. Любовь — чувство, которое определяет для героини смысл жизни, ее ход; оно — естественное состояние человеческого сердца. Оно — “роковое душ слиянье” и их “поединок роковой”, говоря словами Тютчева. Оно — боль и мука, для описания которых поэт прибегает к почти натуралистическим деталям:

    От любви твоей загадочной, 
    Как от боли, в крик кричу. 
     Стала желтой и припадочной, 
    Еле ноги волочу.

    Вспоминаются строчки Маяковского: 

    Я ж 
    навек 
    любовью ранен — 
     еле-еле волочусь.

    При этом в отличие от Маяковского, от Цветаевой Ахматова была очень сдержанна в своих стихах. Они горят неким внутренним огнем, позволяющим только предположить подлинную силу и глубину страсти. С темой любви неразрывно связана тема женской гордости и независимости. Несмотря на всепоглощающую силу чувства, героиня отстаивает свое право на внутреннюю свободу, индивидуальность:

    Есть в близости людей заветная черта, 
    Ее не перейти влюбленности и страсти...

     Мысль о покорности, подчинении любимому человеку чужда героине:

    Тебе покорной? Ты сошел с ума! 
    Покорна я одной Господней воле.

    Любовь и творчестве, страсть и предназначение часто возникают в лирике поэта как враждующие стороны. Их сложные взаимоотношения описываются следующим образом:

    Одной надеждой меньше стало, 
    Одною песней больше будет.

    Поэтической душе невыносимо любовное молчание, и потому она поет. Избранник сердца может отказаться от ее глаз, но —

    Всю жизнь ловить он будет стих, 
    Молитву губ моих надменных.

    Лирическая героиня поэзии Ахматовой — тоже поэт. И, как у каждого поэта, у нее есть своя Муза. Ее Муза — родная сестра дантовской и шекспировской, это муза-иностранка; она — подруга и соперница, неумолчный глас совести и нежная небожительница. 
    В своих стихах Ахматова часто развивает тему поэзии как пути служения миру, людям — пути зачастую неблагодарного и тягостного:

    Иди один и исцеляй слепых, 
    Чтобы узнать в тяжелый час сомненья 
     Учеников злорадное глумленье 
    И равнодушие толпы.

    Гражданские мотивы органично входят в творчество поэта, их наличие вытекает из представления Ахматовой о высоком предназначении поэзии. Поэзия не только сладкий дар песнопенья, но и “веление небес”, тяжелый крест, который нужно нести достойно. И потому поэт всегда обречен быть в гуще жизни, в центре событий, какими бы трагическими они ни были:

    Нет, и не под чуждым небосводом, 
    И не под защитой чуждых крыл — 
    Я была тогда с моим народом, 
    Там, где мой народ, к несчастью, был.

     Побег, отступничество от своей страны, от своего народа, от своих идеалов — поступки, недостойные “скорбного духа” поэзии. 
    Образ женщины, ее назначение, судьба женщины-поэта — таковы проявления “женской” темы в творчестве Ахматовой. У нее уникальное положение в русской литературе — положение первой женщины-поэта (не поэтессы, а именно поэта). И сама она осознавала этот свой удел — быть первой, и потому в ее лирике “женская” тема является едва ли не доминирующей, Ахматова не просто научила “женщин говорить”, выразив в своем творчестве женскую душу, — она целенаправленно разрушала веками складывавшийся образ иконы, “гения чистой красоты”:

     Нет, царевич, я не та, 
    Кем меня ты видеть хочешь, 
    И давно мои уста 
     Не целуют, а пророчат.

    Мир стихов Ахматовой — это мир, откровенно, открыто данный с позиции женщины, чья натура изменчива и противоречива. Это мир, который измеряется I глубиной личных чувств героини. В подобном подходе для поэта — особая сила и полнота восприятия, а не его узость. Следует отметить, что сама Ахматова была способна объективно и даже с иронией отнестись как к своей роли женщины-поэта, так и к особенностям женской природы в общем:

    Могла ли Биче словно Дант творить, 
     Или Лаура жар любви прославить? 
     Я научила женщин говорить, 
    Но, Боже, как их замолчать заставить! 

    Санкт-Петербург, духовная родина Ахматовой, стал неотъемлемой частью ее творчества. Ее поэзия — поэзия петербуржанки, строгая, классически соразмерная, родственная самой архитектуре города с его торжественностью, симметричностью и строгостью линий. Стихи Ахматовой неотделимы от Летнего сада, от белых ночей и невских набережных:

    Как площади эти обширны, 
    Как гулки и круты мосты!

    Для любимого города у нее множество эпитетов — порою противоречивых: дикий, мрачный, священный, холодный, страдальческий, туманный, спокойный, строгий Петербург, а затем Ленинград — неизменно присутствующий в ее поэзии фон, пространство, где живут любовь и ненависть, измена, разлука, радость, кровь. 
    Таким представляется мне поэтический мир Ахматовой. Своеобразие ее стихов, своеобразие трактовки в них тех или иных традиционных мотивов обусловлено во многом творческой индивидуальностью автора, сплавившей воедино великую традицию русской поэзии XIX века и искусство новейшей эпохи. Она внесла свое понимание в такие темы, как любовь, творчество, женская душа, патриотизм. При этом внутреннее душевное богатство и огромный поэтический дар позволили ей явить из глубин своего “я” целостную и универсальную картину мира и человека в нем. Определив любовь как центр мира и смысл жизни, Ахматова тем самым вовсе не ограничивает свое творчество — все его мотивы и образы замечательным образом оказываются связанными друг с другом и с четко обозначенным центром. Ее лирика — ярчайший пример поэзии настоящего мастера и действительно великого человека.




Новости