Разное (Блок А.А.)

Эволюция образа Прекрасной Дамы в лирике А. Блока

   Весь горизонт в огне, и близко появленье, 
    Но страшно мне — изменишь облик 
    Ты, И дерзкое возбудишь подозренье, 
    Сменив в конце привычные черты. 
    А. Блок

    С именем Блока в нашем представлении связан, прежде всего, образ романтического поэта, воспевающего в своих стихах идеальную возлюбленную, воплощение совершенной женственности и красоты. Появление этого мотива (скорее, даже лейтмотива раннего творчества автора) связано с эстетикой символизма и с философией и поэзией Вл. Соловьева. Учение последнего о Мировой Душе или Вечной Женственности, призванной обновить и возродить мир, прошло сквозь призму поэтического таланта Блока. При этом “Стихи о Прекрасной Даме” во многом автобиографичны, насколько это слово может быть применимо к поэтическому произведению. Блок воплотил в них интимно-лирические переживания своей юности. Любимая девушка становится в его стихах Святой, Пречистой Девой, символом женственности и красоты. 
    Весь цикл стихов о Прекрасной Даме пронизан пафосом целомудренной любви к женщине, рыцарского служения ей и преклонения перед него как перед олицетворением идеала духовной красоты, символом всего возвышенно-прекрасного. Героиня поэзии Блока видится герою не как земная женщина, а как божество. У нее несколько имен: Прекрасная Дама, Вечно Юная, Святая Дева, Владычица Вселенной. Она — небесная, таинственная, недоступная, отрешенная от земных бед: 

    Прозрачные, неведомые тени 
     К тебе плывут, и с ними 
    Ты плывешь, 
    В объятия лазурных сновидений, 
     Невнятных нам, — 
    Себя Ты отдаешь. 

    Она недоступна герою, потому что он — только человек, земной, грешный, смертный:

    А здесь, внизу, в пыли, в уничиженье, 
    Узрев на миг бессмертные черты, 
    Безвестный раб, исполнен вдохновенья, 
     Тебя поет. Его не знаешь Ты... 
    Лирический герой цикла, двойник поэта — 
    Порой слуга, порою милый, И вечно — раб.

    Рыцарь, коленопреклоненный монах, раб, он свершает свое служение прекрасной царице, Пречистой Деве:

    Вхожу я в темные храмы, 
     Совершаю бедный обряд, 
    Там жду я Прекрасной Дамы 
    В мерцанье красных лампад.

    Во всем герою чудится ее присутствие — в бездонной лазури неба, в весеннем ветре, в песне скрипки: 

    С той поры, что ни ночь, что ни день, 
    Надо мной твоя белая тень, 
    Запах белых цветов средь садов, 
     Шелест, легких шагов у прудов...

    При этом героиня почти бесплотна, бестелесна, ее образ не предполагает ничего конкретного, “осязаемого”, ведь все земное ей чуждо:

    Вот лицо возникает из кружев, 
     Возникает из кружев лицо... 
    Вот плывут ее вьюжные трели, 
    Звезды светлые шлейфом влача...

    “Мне не слышны ни вздохи, ни речи”, — говорит герой. 
    Для описания объекта своего поклонения автор использует эпитеты типа “лучезарный”, “таинственный”, “несказанный”, “озаренный”, “отрадный”. Но в некоторых стихах о Прекрасной Даме ее образ принимает более конкретные, земные черты, лишенные налета мистики:

    Встану я в утро туманное, 
    Солнце ударит в лицо. 
    Ты ли, подруга желанная, 
    Всходишь ко мне на крыльцо?

    Перед нами уже не отвлеченный образ, а земная женщина; следует заметить, что говоря о ней, поэт отказывается от прописных букв. 
    В стихах, последовавших вслед за циклом о Прекрасной Даме, можно проследить дальнейшее развитие ее образа. Героиня цикла так и осталась небожительницей, не снизошедшей к герою и его любви. В более поздних стихотворениях возникает фигура новой героини, также по-своему воплощавшей идеал красоты и света. Небесный ангел, Звездная Дева неожиданно падает на землю:

    Звездой кровавой ты текла, 
     Я измерял твой путь в печали, 
    Когда ты падать начала.

    Метафизическое падение Девы тревожит и печалит 
    героя, но затем он понимает, найдя свою возлюбленную 
    на неосвященной земле, в “неосвещенных воротах”, что 
    И этот взор не меньше светел, 
    Чем был в туманных высотах. 
    Спустившись с “небес”, героиня не потеряла своей красоты, прелести, очарования. Так рождается на свет Незнакомка — сошедший на землю ангел, “гений чистой красоты”, говоря словами А. С. Пушкина. В стихотворении “Шлейф, забрызганный звездами” героиня сравнивается с кометой, падающей вниз, соединяющей этим своим падением небо и землю:

    Шлейф, забрызганный звездами, 
    Синий, синий, синий взор. 
     Меж землей и небесами 
    Вихрем поднятый костер.

    Так образ мистической “Вечной Женственности” сменяется в поэтическом мире Блока романтическим образом живущей на земле Незнакомки. И тогда возникает другой конфликт:

    Средь этой пошлости таинственной, 
    Скажи, что делать мне с тобой — 
    Недостижимой и единственной, 
    Как вечер дымно-голубой?

    Героиня обречена на пребывание в мире пошлости и грязи. Как возможно сосуществование прекрасного и безобразного, возвышенного и обыденного? На этот вопрос Блок пытается дать ответ в своем стихотворении “Незнакомка”. Оно построено на противопоставлении двух миров. В первой части поэт дает картину уродливой повседневной реальности (духота улиц, скука, пыль, плач, визг). Обыденность, привычность происходящего подчеркиваются неоднократным употреблением сочетания “и каждый вечер”. И в то же время —

    ...в час назначенный 
     (Иль это только снится мне?) 
    Девичий стан, шелками схваченный, 
    В туманном движется окне.

    Образ Незнакомки нельзя толковать однозначно. То ли это только видение, пригрезившееся сидящему за стаканом вина герою? То ли это реальная женщина, наделенная атрибутами романтической возлюбленной — опять же, не без воздействия алкоголя? Наследник романтизма, Блок не избегает двусмысленности и иронии. Несомненным представляется одно: мечта и действительность несовместимы, в мире быта нет места идеалу. Последние строки выглядят саркастическим выводом:

    Ты право, пьяное чудовище! 
     Я знаю: истина в вине.

    Но — как знать? Может быть, это — вино поэзии? Романтический по своему характеру: образ Прекрасной Дамы придает трагическое звучание блоковским произведениям. Идеальная возлюбленная далека, недоступна, безжизненна она лишь символ. Со временем ее образ наполняется жизненным содержанием: поэт ищет свою героиню в этом мире. Но встреча не может принести ему ни радости, ни успокоения, так как невозможность существования ее на земле очевидна. Так развивается и находит свой конец в поэзии Блока образ Прекрасной Дамы — Вечной Женственности желанной подруги — падшего ангела — Незнакомки.

Что привлекло меня в поэзии Серебряного века?

   “Стихи о Прекрасной Даме” — ранняя 
    утренняя заря — те сны и туманы, 
    с которыми борется душа, чтобы получить 
    право на жизнь 
    Одиночество, мгла, тишина — закрытая книга 
     бытия... там все... пленяет недоступностью... 
    Александр Блок

    Раннее творчество Александра Блока. Первый его сборник — “Стихи о Прекрасной Даме”. В нем отразились мысли, настроение и мироощущение двадцатидвухлетнего юноши. Достаточно взглянуть на фотоснимок, сделанный в 1904 году. Какая вселенская грусть в глазах! “Трагическим тенором эпохи” назвала Александра Блока Анна Ахматова. 
    В первом сборнике А. Блока собраны стихотворения содержащие в себе часто противоположные взгляды на мир. 
    Большое влияние на поэта и его творчество оказал Владимир Соловьев. Идея двоемирия, женского начала не покидала Блока. 
    В ранних лирических произведениях отразилось стремление поэта постичь мир. Миром правит женское начало оно вечное, нетленное. По Блоку, человек в состоянии любви прорывается к высшим сферам бытия. Любовь поэта — постоянное ожидание. 
    В первом сборнике — преклонение и служение рока веч ной Прекрасной Даме и ожидание любви. Но со временем приходит осознание невозможности встречи с владеющей вселенной гармонизацией мира. Между поэтом и Дамой происходит разрыв, который поэт очень тяжело переживает. На смену светлой мечте приходят безысходность, непонятность. Появляются такие символы, как метель, вихрь, вьюга. Мерцающий свет фонаря символизирует здешний мир, белые страны, зори, лазурь — места иные, уходящие из ранней лирики А. Блока. Появляются кровавые, красные, багровые тона. Город предстает перед глазами читателя в мистическом облике. Рыцарские доспехи героя сменяются на костюм арлекина. Вместо преклоняющегося инока — хохочущий шут, фантастическое, призрачное видение: “По городу бегал черный человечек...” У Блока обычная, повседневная жизнь переплетается с мистической, нереальной. 
    Но, несмотря на противоречивость мыслей, основные мотивы, взгляды ранних стихотворений А. Блока сохранились на протяжении всего творчества поэта. Цикл стихотворений о Прекрасной Даме — это попытка слияния индивидуальной души поэта с мировой душой. 
    Сборник “Стихи о Прекрасной Даме” имеет три раздела, внутренне связанных между собою; через них как бы осуществляется драматическое движение творческой мысли поэта: это разделы-главы — “Неподвижность”, “Перекрестки”, “Ущерб”. 
    В первом разделе, “Неподвижность”, собраны стихи, непосредственно обращенные к Прекрасной Даме. Название раздала сходно со стихотворением В. Соловьева “Бедный друг! Истомил тебя путь...”:

    Смерть и Время царят на земле, — 
    Ты владыками их не зови; 
    Все, кружась, исчезает во мгле, 
    Неподвижно лишь солнце любви.

    и само понятие “неподвижность” Блок вкладывает глубокий философский смысл, и оно в его поэтическом иносказании имеет много оттенков. Самый несомненный из них выражает идею постоянства, верности, рыцарского служения, выражающие самое главное, “сокровенное и несказанное”.

    О, Святая, как ласковы свечи, 
    Как отрадны Твои черты! 
    Мне не слышны ни вздохи, ни речи, 
    Но я верю: Милая — Ты.

    “Неподвижность” — поэтический пролог ко всему творчеству Блока. Именно здесь рассказана история жертвенной любви Рыцаря к Прекрасной Даме, и вместе с тем это быль, действительная, земная история любви А. Блока к Л. Д. Менделеевой. В “Неподвижности” зарождается святая для Блока тема: поэт и его идеал Прекрасного (слияние Добра, Красоты, Истины), которому он был верен всю жизнь. 
    История любви Рыцаря и Прекрасной Дамы от начала и до конца драматична. В основе сюжетного движения первой книги — изначальный и все время нарастающий драматизм, кроющийся в самой природе героев, и прежде всего в характере Прекрасной Дамы. Ее облик изменчив, она непостижима. Мотив этот обозначился сразу же, во втором стихотворении сборника “Предчувствую Тебя...”:

    ... Но страшно мне: изменишь облик Ты.

    Это пророческое стихотворение — камертон ко всей лирике. В нем “напророчен” не только будущий “ущерб” Прекрасной Дамы —

    ... дерзкое возбудишь подозренье, 
     Сменив в конце привычные черты, —

    но и будущий неизбежный путь лирического героя:

    О, как паду — и горестно, и низко, 
    Не одолев смертельные мечты!

    Стихотворение завершается двустишьем, в котором выражена трагическая противоречивость блоковского героя:

    Как ясен горизонт! 
    И лучезарность близко. 
    Но страшно мне: изменишь облик Ты.

     Стихотворение “Я их хранил в приделе Иоанна...” было написано на следующий день после того, как Л. Д. Менделеева согласилась стать женой Блока. “... Свершилось то, чего никогда еще не было, чего я ждал четыре года...” — писал Блок в дневнике.

    И вот зажглись лучом вечерним своды. 
     Она дала мне Царственный Ответ.

    Во втором разделе сборника, который Блок назвал “Перекрестки”, резко меняются тональность, ритм, появляется блоковский Петербург, его Город. В “Неподвижности” обращает на себя внимание необычайное слияние поэта с миром природы. Это слияние сходно с мировосприятием И. Бунина. 
    В “Перекрестках” отразился резкий поворот в лирике Блока. 
    Раздел “Перекрестки” открывается многозначительным и откровенно-дерзким стихотворением “Обман”, далеким от лучезарности первой части сборника. Вместо розовых зорь фабричная гарь, в глаза бросается красный цвет: красный карлик, красный колпак, красное солнце: “По улицам ставят красные рогатки. Шлепают солдатики...” 
    Следующие стихотворения в нарастающей степени развивают тему обмана, тему города, в котором сосредоточены порок и гибель. Еще более усиливаются красные тона: кровавое солнце, красные пределы города, красный дворник, пьяно-алая вода. В стихотворении “Город в красные пределы...”, посвящено лучшему другу Евгению Иванову, который также испытывал мучительную любовь-ненависть к городу Петра, Блок до такой степени сгущает краски, что перед нами уже не город, а “серо-каменное тело” с “мертвым ликом”, колокол с “окровавленным языком”. 
    Стихотворения этого раздела “Все кричали у круглых столов...”, “Свет в окошке шатался...”, “Я вышел в ночь...” предвосхищают Блока — поэта “Страшного мира”. Здесь появляются трагические темы балагана, арлекин, двойничества.

    Восхищенью не веря, 
     С темнотою — один — 
    У задумчивой двери 
    Хохотал арлекин.

    Блок объясняет, что двойничество, то есть расщепленность души человека, перекрестков, перепутий, происходит от точного понимания трагической диалектики жизни эпохи рубежа веков. “Перекрестки”, “Перепутья”, “Распутья” — это еще и синонимы исторического рубежа — конца XIX и начала нового XX века. 
    В одном из последних писем Блок сказал пророческие для него слова, которые можно отнести в равной мере к его прошлому, настоящему и будущему, ко всей его жизни: “... искусство там, где ущерб, потеря, страдание, холод. Эта мысль стережет всегда”. Название заключительного раздела цикла “Стихов о Прекрасной Даме” — “Ущерб” — содержит в себе именно этот смысл, о котором говорилось в письме. 
    Первое стихотворение, которым открывается заключительный раздел книги, — “Экклесиас". Это откровенная история о неизбежности катастрофы. Эпиграф к стихотворению взят Блоком из Библии.

    Все диким страхом смятено. 
    Столпились в кучу люди, звери. 
    И тщетно замыкают двери 
    Досель смотревшие в окно.

    Стихотворение “Встала в сияньи...” — рассказ о трагической смерти женщины.

    Мамочке не больно, розовые детки, 
    Мамочка сама на рельсы легла. 
     Доброму человеку, толстой соседке, 
    Спасибо, спасибо. Мама не помогла...

    Казалось бы, здесь Прекрасная Дама исчезает, уступает место героине суровых, драматических будней города. Но вот элегия “Когда я уйду на покой от времен...” не дает забыть этот волшебный образ. Более того, если рассмотреть творчество А. Блока в целом, то это стихотворение воспринимается как предвестник элегии Блока “О доблестях, о подвигах, о славе...”, которой открывается лирическая книга “Ночные часы”. 
    Сборник завершается стихотворением “Дали слепы, дни безгневны...” Это стихотворение по своей тональности напоминает стихотворение из цикла “Молитвы”, помещенное Блоком в конце первого раздела “Неподвижности” — “Сторожим у входа в терем...” Оно подхватывает последние строки “Молитвы”:

    Молча свяжем вместе руки, 
    Отлетим в лазурь.

    Теперь в этих строках звучит мотив вечного боя, блоковской неуспокоенности:

    Что мгновения бессилья? 
    Время — легкий дым... 
    Мы опять расплещем крылья, 
    Снова отлетим! 
    И опять, в бездумной смене 
    Рассекая твердь, 
    Встретим новый вихрь видений, 
    Встретим жизнь и смерть!

Художественные особенности лирики Блока

   О, я хочу безумно жить: 
     Все сущее — увековечить, 
    Безличное — вочеловечить, 
     Несбывшееся — воплотить! 
    Александр Блок

    Александр Блок был поэтом величайшего исторического рубежа, Это великий поэт старой, дооктябрьской России, завершивший своим творчеством поэтические искания всего XIX века. Анна Андреевна Ахматова писала: "Блок не только величайший европейский поэт первой четверти XX века, но и человек-эпоха". 
    В своем творчестве Александр Блок отразил существенные черты этой бурной, переломной эпохи. Отблеск русской революции лежит на его стихах и поэмах.

    Испепеляющие годы! 
    Бездумья ль в вас, надежды ль весть? 
     От дней войны, от дней свободы 
     Кровавый отсвет в. лицах есть.

    Можно сказать, что историческая миссия Блока как поэта, критика, публициста заключалась в том, чтобы привести культуру прошлого в непосредственное соприкосновение со своим временем. Поэт явился связующим звеном между литературой XIX и начала XX веков. Вероятно, поэтому в творчестве и облике Блока совмещаются несовместимые черты и качества личности. 
    Блок классичен, сдержан, глубоко интеллектуален и интеллигентен. Он наиболее яркий представитель одного из самых модных модернистских течений — символизма, в котором видел выражение мятежных исканий своего времени. В содержании своего творчества Блок вышел далеко за пределы символистской доктрины, но он оставался верен эстетике и поэтике символизма до конца своих дней, остро ощущая "тревоги своего времени". 
    На страстном, музыкальном языке своей поэзии Блок гениально выразил владевшее им предчувствие приближающегося перелома в мировой жизни.

    И черная земная кровь 
    Сулит нам, раздувая вены, 
    Все разрушая рубежи, 
    Неслыханные перемены, 
    Невиданные мятежи.

    В поэтическом мире Блока, который, как творец, искал сжатые поэтические формы, конкретные образы превращались в емкие символы, говорящие о беспредельном. Одно-два "магических" слова могли означать для него бесконечно многое. Наиболее известные, классические тому примеры мы находим в стихотворениях "Прекрасная Дама", "Незнакомка", "Нечаянная радость". Причем, особую значимость приобретает многомерность и глубина подразумеваемых смыслов. 
    Символика Блока не остается неизменной, она по-новому переосмысляется, скрещивается с новыми символами. В ранних стихотворениях, например в "Незнакомке" перед нами один символический ряд: "шляпа с траурными перьями", "перья страуса склоненные", скрывающаяся "в туманном... окне", за "темной вуалью", "незнакомка". В позднем стихотворении "О доблестях, о подвигах, о славе..." образ трагической любви, воспоминание о былом счастье и молодости связан с другим изобразительным рядом. 
    Изображение любимой на портрете возникает перед нами без всякой дымки: "твое лицо в простой оправе. Детали, связанные с миром повседневности, символически обобщены: "и бросил в ночь заветное кольцо", "синий плащ", "летели дни, крутясь проклятым роем". В стихотворении упоминается единственная деталь туалета — "синий плащ". Его не просто надевает любимая — в него "она печалью завернулась". Возникая повторно во сне, этот образ приобретает значение символа. В этом стихотворении мы не обнаруживаем ни звезд, ни тайны, ни таинственного исчезновения. "... В сырую ночь ты из дому ушла", — уход любимой осязаем и конкретен. Но это не делает восприятие стихотворения приземленным, оно, хоть и печально, но окутывает романтической дымкой, символика остается глубокой, со множеством подтекстов. 
    Подобное восприятие выражается и в блоковских метафорах. Ведь метафора есть, по Блоку, сестра символа.

    Закат в крови! 
    Из сердца кровь струится! 
     Плачь, сердце, плачь... 
     Покоя нет! Степная кобылица 
    Несется вскачь. 
    ("На поле Куликовом")

    Александр Блок создал особый тип лирической поэзии. Поэзия эта проникнута острым чувством истории и действительности. Лирический стиль Блока — не разрушение старых, традиционных форм, а свободное сочетание и перепланировка элементов самых различных стилей: от романсно-элегического до куплетно-частушечного. Поэт наполнил романс психологическим содержанием и создал его как явление не просто "цыганщины", а большого литературного стиля:

    Вешний трепет, и лепет, и шелест, 
     Непробудные, дикие сны, 
    И твоя одичалая прелесть 
    Как гитара, как бубен весны! 
    ("Ты — как отзвук забытого гимна...")

    Напевно-эмоциональная интонация романса соседствует с разговорной поэтической частушкой:

    Отложила молодица Зимнюю кудель... 
     Поглядеть, как веселится В улице апрель! 
    Раскрутился над рекою Красный сарафан, 
     Счастьем, удалью, тоскою Задышал туман. 
    (Из цикла "Ненужная весна")

    Принцип контраста, антитезы является излюбленным художественным принципом поэтики Блока. Так, пролог к поэме "Возмездие" целиком построен на противоположности антонимических слов: “Жизнь — без начала и конца. Нас всех подстерегает случай...” Или: “Он, утверждая, отрицал. И утверждал он, отрицая...” 
    В сюжетных стихотворениях Блок зачастую использует для того, чтобы возрастала напряженность повествования, параллелизм:

    Вагоны шли привычной линией. 
     Подрагивали и скрипели; 
    Молчали желтые и синие; 
     В зеленых плакали и пели. 
    ("На железной дороге")

    Мастерски поэт использует цветовые метафоры: "желтые и синие1 (вагоны 1 и 2 классов), "зеленые" (вагоны 3 класса). Здесь "желтые и синие" олицетворяют высшее сословие и его равнодушное отношение к окружающему миру обездоленных. 
    Блок справедливо считал, что поэту отведена особая, великая и ответственная роль: "Три дела возложены на него: во-первых — освободить звуки из родной безначальной стихии, в которой они пребывают; во-вторых — привести эти звуки в гармонию, дать им форму; в-третьих — внести эту гармонию во внешний мир". 
    Большая притягательная сила блоковского стиха, могучая внутренняя энергия его ритмов проверены временем. Эти тончайшие, разнообразные музыкальные ритмы волнуют, тревожат, радуют, печалят и воодушевляют. Эти ритмы заставляют снова и снова почувствовать гармонию, внесенную в мир великим поэтом. Через десятилетия мы слышим его пророческий голос:

    Быть может, юноша веселый 
     В грядущем скажет обо мне: 
    Простим угрюмство — разве это 
     Сокрытый двигатель его? 
    Он весь — дитя добра и света, 
    Он весь — свободы торжество!

Трагедия любви в лирике А. А. Блока

  В моей душе любви весна 
    Не сменит бурного ненастья... 
    А. Блок

    Говорят, что каждый мужчина через всю жизнь бережно проносит в своих мыслях и мечтах созданный еще в юношеские годы образ своей Дульсинеи Тобосской, своей Прекрасной Дамы. И с годами этот образ только лишь слегка изменяется. И как бы ни складывалась личная жизнь, каждый все равно продолжает мечтать и в мечтах своих обращаться к вечно прекрасной, мудрой, недосягаемой, бережно хранить ее образ и молиться на нее. Ибо так устроен человек. Он не может жить без веры, без чего-то светлого в душе. Любящим свойственно обожествлять любимых. 
    А. Блок вошел в литературу с первым циклом стихов, так и называвшемся — “Стихи о Прекрасной Даме”. И эту тему, этот образ Прекрасной Дамы, вначале такой хрупкий, романтичный, а с годами принимавший все более реальные черты, он бережно пронес через все свое творчество. И если образы ранних стихов Блока живут лишь в божественном, романтическом мире:

    Ты из шепота слов родилась, 
    В вечереющий сад забралась 
    И осыпала вишневый цвет, 
    Прозвенел твой весенний привет. 
    С той поры, что ни ночь, что ни день, 
    Надо мной твоя легкая тень, —

    то пройдут годы, и жизнь наложит на все свой отпечаток. Почти уйдут юношеская восторженность и романтизм, а вместо него появится серый, обыденный мир. И не только появится, но и займет свое главенствующее место. А мир фантазии, мир мечты обратится в легкую дымку вокруг образа. Постепенно в лирике Блока будут чувствоваться раздвоенность и восприятие образа женщины через призму двух миров: близкого и скорбного “здесь” и лучшего, прекрасного “там”. Так, вечная женственность и мудрость соединятся воедино со скорбной реальностью. Душа — ореол, идущий изнутри, окружает земную оболочку прозрачной хрупкой дымкой. Именно в ней и заключена та вечная прелесть женщины, которую воспевали поэты всех веков. И это соединение двух миров возносит женщину в глазах поэта на пьедестал богини.

    Так пел ее голос, летящий в купол, 
    И луч сиял на белом плече, 
    И каждый из мрака смотрел и слушал, 
    Как белое платье пело в луче...

    Она близка, вполне реальна и в то же время недосягаема, как божество. “...Я знаю — ты здесь, ты близко — ты там”. Возможно, что именно эта удивительная способность видеть в женском образе божественное начало во многом определила отношение Блока к женщине. Живя реальной жизнью, среди людей, он отчетливо видел, как быт и серая обыденность давят на женщину и губят в ней тот светлый образ, воплощение которого в жизни он искал. Возникает образ женщины на фоне социальных проблем, и горькая действительность все более плотно окружает пыльной завесой “светлый образ”:

    И каждый вечер, за шлагбаумами, 
    Заламывая котелки, 
    Среди канав гуляют с дамами 
    Испытанные остряки. 
    Над озером скрипят уключины 
    И раздается женский визг, 
    А в небе, ко всему приученный, 
    Бессмысленно кривится диск.

    И кто эта девушка без имени? Кто она — сон или действительность? Богиня или падшая? Святая или преступница? Девушка, которая в пьяном бреду представлялась поэту земным воплощением “святого образа”:

    И каждый вечер, в час назначенный 
    (Иль это только снится мне?), 
    Девичий стан, шелками схваченный, 
    В туманном движется окне... 
    ...И веют древними поверьями 
    Ее упругие шелка, 
    И шляпа с траурными перьями, 
    И в кольцах узкая рука...

    Эти горечь и боль становятся основными мотивами в стихах Блока. И поразительно ужасными открываются контрасты между двумя мирами:

    Под насыпью, во рву некошенном, 
    Лежит и смотрит, как живая, 
    В цветном платке, на косы брошенном, 
    Красивая и молодая... 
    ...Не подходите к ней с вопросами, 
    Вам все равно, а ей — довольно: 
    Любовью, грязью иль колесами 
    Она раздавлена — все больно.

    Женщина создана для того, чтобы любить и быть любимой. Но если судьба распорядилась иначе и быт раздавил ее, то чья в том вина? Блок, конечно, видел и понимал это. И потому, наверное, в его стихах женщина всегда будет жертвой, всегда будет оправдана:

    Я не только не имею права, 
    Я тебя не в силах упрекнуть 
    За мучительный твой, за лукавый, 
    Многим женщинам сужденный путь.

    Возможно, это явилось одной из главных причин того, что любовь и судьба женщины в лирике Блока всегда трагичны. Женские образы из стихотворений “Перед судом” и “На железной дороге ” впоследствии выльются в образ Катьки в поэме “Двенадцать”. И Катька явится олицетворением трагической женской судьбы и трагической жизни людской, ибо по положению женщины можно судить о жизни общества. И если несчастна женщина, если осквернена любовь — самое святое, что может быть в человеке, то как может быть счастливою жизнь? Быт и серость жизни реальной женщины отодвинули 
    дымчатый образ, и пришел ему на смену другой, вполне конкретный. Образ той “страстной, безбожной, пустой, незабвенной”. Любовь к этой женщине подобна искре. Она загорается, мгновения светит безумным светом, чтобы испить наслаждение жизни до дна и чтобы так же скоро погаснуть, сгореть. 
    И пусть она “безбожная, пустая”, и пусть пыль повседневности окутала ее, она всегда будет не грешницей, а мученицей. И любовь к женщине для Блока останется светлым и святым чувством, которое он сумел сохранить и пронести через все творчество.

    В снах печальных тебя узнаю 
    И сжимаю руками моими 
    Чародейную руку твою. 
    Повторяю далекое имя...

Только влюбленный имеет право на звание человека (тема любви в поэзии Серебряного века)

    О, Святая, как ласковы свечи,
    Как отрадны Твои черты!
    Мне не слышны ни вздохи, ни речи,
    Но я верю: Милая – Ты.
    А.Блок

    Любовная тема всегда занимает одно из главных мест в творчестве большинства поэтов. Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Тютчев отдавали многие строки этому прекрасному чувству. Чувство к избраннице высекало искру вдохновения, и в огне вспыхнувшего пламени рождались шедевры любовной лирики. Чтобы лучше понять автора и его творение, нужно узнать, из чего возник замысел, как он воплотился. Прав был Блок, когда писал, что любовную лирику следует рассматривать как дневник, написанный стихами. 
    Творчество Александра Александровича Блока уже давно стало частью нашей культуры и жизни. Одной из определяющих тем в лирике великого русского поэта по праву можно считать тему любви. От первого цикла - «Стихи о Прекрасной Даме» - до «Кармен» проносит поэт это сложное и противоречивое чувство. Нельзя определить его однозначно, так как с течением времени оно изменялось.
    Первые стихотворения Блока о любви восторженные. Они связаны с именем Л. Д. Менделеевой, в которую поэт был влюблён и которая вдохновляла его. Своему идеальному образу Блок дает имя – Прекрасная Дама. Она - и Древняя Дева, и Заря, и Купина, и Вечная жена, и просто «ласковая, милая», «вечно молодая». Героиня одухотворена, она появляется в вышине, на вечернем небосклоне, рассыпает жемчуга, всплывает, исчезает с появлением солнца. 
    Весь цикл «Стихов о Прекрасной Даме» пронизан искренним чувством любви. Но каково оно? В чем его особенность? Несмотря на то, что в основе цикла лежит реальный факт – роман поэта с его будущей женой Любовью Дмитриевной Менделеевой, – необходимо отметить, что лирический герой влюблен не в реальную, а в идеальную женщину, в некий образ: 

    Ты горишь над высокой горою,
    Недоступна в Своем терему.
    Я примчуся вечерней порою,
    В упоеньи мечту обниму. 

    Развитие темы любви мы наблюдаем в цикле «Снежная маска», посвященном актрисе Наталье Николаевне Волоховой, игравшей одну из ролей в первой драме Блока «Балаганчик». Прекрасная Дама здесь превращается в Снежную Деву, а, следовательно, и изменяется чувство героя к ней. Теперь это уже не обожествляющее преклонение. Чувства похожи теперь на снежную вьюгу, уносящую героя в темные дали, но не приносящую счастья и удовлетворения:

    Я так устал от ласк подруги
    На застывающей земле.
    И драгоценный камень вьюги
    Сверкает льдиной на челе.

    В цикле «Кармен» любовь снова изменяется и выходит на новую ступень. Это уже не любовь, а страсть, жгучая, как воронье крыло и волосы Кармен, и опасная, как испанский разбойничий клинок. Восьмое стихотворение «Ты — как отзвук забытого гимна…» можно назвать главным в цикле, потому что именно в нем наиболее ярко показано «плененное» сердце. В образе Кармен воплощена, с одной стороны, стихия сжигающей безумной страсти, с другой – стихия творческая, дающая надежду на просветление. Сон в стихотворении – пленительный и страстный прорыв через сказочное забытье к «одичалой прелести». 
    Человек, который никогда не любил, не испытал все прелести жизни. Возможно, если бы не любовь, то у Блока не родились бы такие прекрасные стихи. 
    Романтическая лирика Александра Александровича Блока не утратила своего значения и в наши дни. Приобщаясь к высокой культуре чувств через творчество великих поэтов, познавая примеры их сердечных переживаний, мы учимся душевной тонкости и чуткости, способности сопереживать. А это так необходимо в наш рациональный век.

Тема России в творчестве А. А. Блока

  По словам самого Блока, тема России — главная в его поэзии. Блок обратился к этой теме уже в самом начале своего творческого пути и остался верен ей до конца жизни. Стихотворение “Гамаюн, птица вещая” стало первым произведением юного Блока, посвященным судьбе России. Уже в нем встает тема исторического пути родины, ее трагической истории. Птица Гамаюн

    ...вещает и поет, 
    Не в силах крыл поднять смятенных... 
    Вещает иго злых татар, 
    Вещает казней ряд кровавых, 
    И трус, и голод, и пожар, 
    Злодеев силу, гибель правых...

    Стихотворение вместило в себя все то, что потом станет столь важным для блоковского понимания России: любви к ней (“Прекрасный лик горит любовью”), сознание ужаса ее прошлого и настоящего и стремление видеть истину, какой бы страшной она ни была:

    ...Но вещей правдою звучат 
    Уста, запекшиеся кровью!

    Цикл “На поле Куликовом” целиком посвящен России. В первом стихотворении этого цикла встает тема пути, раскрывающаяся в двух планах: пространственном и временном. Временной план представляет собой изображение исторического пути России:

    В степном дыму блеснет святое знамя 
    И ханской сабли сталь... 
    И вечный бой! Покой нам только снится 
    Сквозь кровь и пыль...

    Именно сочетание временного плана с пространственным придает стихотворению особый динамизм. Россия никогда не застынет в мертвенной неподвижности, ее вечно будут сопровождать перемены:

    И нет конца! Мелькают версты, кручи...

    Восприятие родины поэтом всегда было обостренно-личностным. Он отходит от традиционного образа России-матери — в его стихах предстает совершенно неожиданный образ России-жены, возлюбленной, невесты: “О, Русь моя! Жена моя!” В стихотворении “Новая Америка” Россия названа “невестой”, а в стихотворении “Россия” любовь к родине сравнивается с любовью к женщине: 

    Россия, нищая Россия, 
    Мне избы серые твои, 
    Твои мне песни ветровые — 
    Как слезы первые любви!

    Россия представлена в стихотворениях “Сытые” и “Фабрика” — это Россия социальных контрастов и противоречий, Россия “сытых” и “нищих”. В “Сытых” — непосредственном отклике на события русской революции 1905 года — Блок выражает веру в грядущие перемены:

    Теперь им выпал скудный жребий: 
    Их дом стоит неосвещен, 
    И жгут им слух мольбы о хлебе 
    И красный смех чужих знамен! 
    Пусть доживут свой век привычно — 
    Нам жаль их сытость разрушать. 
    Лишь чистым детям — неприлично 
    Их старой скуке подражать.

    В стихах о России явно слышатся традиции М. Ю. Лермонтова, Н. А. Некрасова и Ф. И. Тютчева. Очень близка Блоку лермонтовская “Родина” с ее отрицанием официального патриотизма и провозглашением любви к скромной и бедной крестьянской России. С Некрасовым Блока роднит исторический оптимизм. Также перекликаются с блоковской “Россией” некрасовские строки об “убогом и темном родном уголке” в поэме “Кому на Руси жить хорошо”. Тютчева принято считать предтечей символизма. Бесспорно, на Блока повлияло знаменитое стихотворение Тютчева о непостижимости, таинственности России:

    Умом Россию не понять, 
    Аршином общим не измерить — 
    У ней особенная стать, 
    В Россию можно только верить.

    Как и тютчевское четверостишие, хрестоматийной стала последняя строфа блоковской “России”:

    И невозможное возможно, 
     Дорога долгая легка, 
    Когда блеснет в дали дорожной 
    Мгновенный взор из-под платка, 
    Когда звенит тоской острожной 
    Глухая песня ямщика.

    Подобный образ таинственной, непредсказуемой, но прекрасной России создается Блоком и в стихотворении “Русь”:

    Дремлю — и за дремотой тайна, 
     И в тайне почивает Русь, 
    Она и в снах необычайна, 
    Ее одежды не коснусь.

    России посвящено главное произведение Блока — неоконченная поэма “Возмездие” (1901 — 1921). Перед читателем проходят эпизоды из российской истории, проходят образы народовольцев, “огромного, водянистого” царя (Александра III), “Державного Основателя” (Петра I). Вся поэма пронизана лейтмотивом “возмездия” — ритмом мазурки, любимого танца угнетенной Польши... В строфе о Победоносцеве поэт называет его злым “колдуном”, “волшебником”, а Россию сравнивает с очарованной им спящей красавицей. Здесь возникают параллели со стихотворением “Русь”. Авторский замысел раскрывается в предисловии к публикации третьей главы поэмы. Блок пишет о своих “революционных предчувствиях” накануне первой мировой войны. 
    Ожиданием перемен пронизано и стихотворение “Рожденные в года глухие...”, посвященные 3. Н. Гиппиус. Блок осознает обреченность своего поколения, поколения детей “страшных лет России”, и призывает к обновлению:

    И пусть над нашим смертным ложем 
    Взовьется с криком воронье, — 
    Те, кто достойней, боже, боже, 
     Да узрят царствие твое!

    Налицо перекличка с лермонтовской “Думой”. 
    Очевидно, предчувствия Блока сбылись: пришла Октябрьская революция. Блок был первым поэтом, написавшим о ней большое произведение. Поэма “Двенадцать” подчеркнуто полифонична. В ней звучит, например, голос “писателя-Ви...”, не принявшего революцию:

    — Предатели! 
    — Погибла Россия!

    Звучит и голос красногвардейца. В нем слышен пафос уничтожения старого мира, старой России:

    Товарищ, винтовку держи, не трусь! 
    Пальнем-ка пулей в Святую Русь — 
    В кондовую, В избяную, В толстозадую!

     Блок понимает, что прежней России больше нет, видит весь ужас происходящего на петроградских улицах:

    Запирайте етажи, 
    Нынче будут грабежи! 
    Отмыкайте погреба — 
    Гуляет нынче голытьба!

    Вместе с тем Блок верит в глубокий исторический смысл происходящих событий и принимает революцию. Название поэмы символично: у читателя возникают аллюзии к Новому Завету: вспоминаются апостолы. В последней главке эти аллюзии подкрепляются неожиданным образом: впереди двенадцати красногвардейцев-апостолов идет Иисус Христос. 
    Образ России у Блока чрезвычайно многогранен. Он тесно связан с другими важными мотивами его поэзии: мотивами любви, пути, возмездия, революции. Неизменной в творчестве Блока всегда оставалась вера в Россию. В своей статье “Интеллигенция и революция” он писал: “России суждено пережить муки, унижения, разделения; но она выйдет из этих унижений новой и — по-новому — великой”. Эта вера делает поэзию Блока особенно актуальной сегодня.

Тема родины в творчестве Блока, Маяковского, Есенина.

  Блок, Есенин и Маяковский являются крупнейшими русскими поэтами начала 20 века. Волею судеб, они стали свидетелями крупнейших исторических событий, впавших на долю России: революции 1905 года, периода жестокой реакции, империалистической войны, Февральской и, наконец, Октябрьской революции 1917 года. Будучи большими патриотами, искренне переживая за свою родину, эти поэты не могли не отразить в своем творчестве узловые моменты истории России. Больше того, мне кажется, что именно из описаний таких моментов и складывается патриотическая лирика Блок, Есенина, Маяковского. 
    С октября 1917 года начинается новый этап в творчестве Маяковского, резко меняется его тональность стихов. Характерный для поэта пафос решительного отрицания враждебной человеку реальности, её гротескное изображение сменяется полным принятием начавшихся в стране коренных перемен. «Ода революции», «Левый марш», «Мистерия-буфф», «Потрясающие факты» - в этих произведениях открывается другая Родина, озаренная верой в прекрасное будущее, ожидающая человечество. 
    Маяковский, как и прежде, остался романтиком, но теперь романтизм поэта направлен на утверждение созидания нового мира. «Необычайнейшее», почти фантастическое в его произведениях тех лет рождено окружающей его обстановкой. Именно поэтому образы его творчества так объёмны. Для Маяковского революция была возможностью сделать жизнь легче и светлее, она должна была избавить народ от ненавистной власти сытых. Вот как он пишет в стихотворении «Потрясающие факты»: 
    Напрасно пухлые руки взмолены,-- 
    не остановить в его неслышном карьере. 
    Раздавил 
    и дальше ринулся Смольный, 
    республик и царств беря барьеры. 
    Сергей Есенин по-другому воспринял перемены, настигнувшие его «голубую Русь». Лирика этого поэта сосредоточена на изображении драматической судьбы личности в переломную эпоху, представляет своего рода лирический роман, сюжетом которого поэт сделал свою биографию, превратив её в историю «поэта Сергея Есенина». Его стихи – это летопись жизни с её взлётами и падениями. 
    Читая «Небесного барабанщика», «Иорданскую голубицу», «Преображение» мы чувствуем, что Есенин приветствует великие перемены. Но в чём он видит их смысл? Что означает – «принимал с крестьянским уклоном»? Произведения, написанные в первые годы революции, полны радостных надежд на преображение действительности в «деревенский рай», где «злачные нивы», «стада буланых коней», где с пастушеской дудкой «бродит апостол Андрей» («Иорданская голубица»). 
    Какие же существенные стороны революции отразились в творчестве Есенина? Поэт выразил те противоречия, которые были присущи русскому крестьянству, принявшему революцию, защищавшему её завоевания, но питавшему порой несбыточные социальные иллюзии. 
    Своё представление о революции поэт передаёт образом красного коня – образом романтическим, фантастическим, но родственным миру берёз, черёмух и клёнов, миру русской природы, то есть всему тому, что составляло почву есенинской поэзии, воплощало его представления о прекрасном, его стремления к гармонической жизни. 
    Сойди, явись нам, красный конь!.. 
    …О, вывези наш шар земной 
    На колею иную. 
    Когда Есенин убедился, что революция ускорит переход России с патриархальной колеи на магистрали современной машинной техники, он болезненно воспринял это. Реальные революционные события, резкие перемены в деревне, даже элементарная машинизация села – всё это в представлении Есенина говорило о гибели кроткой, созданной, главным образом, воображением поэта патриархальной Руси. Крушение этого иллюзорного представления о деревенской России было закономерно, но при этом поэту казалось, что исчезла целая область жизни, а значит, и область чувств. Таким образом, он боялся не пришествия нового, а ухода старого. 
    Своё восприятие новой действительности было у Александра Блока. В январе 1918 года Блок опубликовал статью «Интеллигенция и революция», в которой писал о великих задачах, стоящих перед страной. В это же время им была написана поэма «Двенадцать». Она стала итогом раздумий Блока о революции. 
    С огромным мастерством передаёт он революционную бурю, охватившую всю страну. Картины разрушенной жизни, разбушевавшейся природы, образы старого мира составляют реальную обстановку, в которой совершается революция. Характерное для Блока отрицание старого мира проявилось в сатирическом изображении буржуазии, символа прошлого. Против прошлого, навстречу ветру, через разруху и голод идут двенадцать человек, двенадцать «апостолов революции», исполненные гнева народного. Революционная страсть, охватившая этих людей, преображает их в солдат. 
    Главная тема и главный герой поэмы – народ в революционную эпоху. Повествование о красногвардейском дозоре, идущем по улицам революционного Петрограда, приобретает космические масштабы. Блок выводит идею об очистительном огне революции с идеей возмездия. С помощью образа Христа Блок пытался утвердить революцию, так как Христос – это символ морали, а с ним неразрывно связаны двенадцать гвардейцев. 
    Таким образом, тема Родины в творчестве Блока, Есенина, Маяковского выражена по-разному. Но всех этих поэтов роднит то, что они тесным образом переплели данную тему с темой революции. Каждый из поэтов переживал за судьбу своей страны, пытался увидеть, что ждет Россию, что несут ей глобальные перемены, свершившиеся в начале 20 века.

Тема родины в творчестве Блока

   «Этой теме я сознательно и бесповоротно 
    Посвящаю жизнь… Ведь здесь – жизнь и смерть, 
    Счастье или погибель…» 
    Из письма А.А. Блока К.С Станиславскому 
    А.А. Блок – удивительный писатель Серебряного века. Он оставил после себя довольно богатое поэтическое наследие. В его литературном багаже различные циклы, посвященные разным темам. Но, на самом деле, о чем бы ни писал поэт, все его творчество было посвящено Родине. Он сам об этом сказал на одном из поэтических вечеров. Во время чтения стихов его попросили прочесть стихи о России. «Это все о России», - ответил поэт. 
    Особенно поэта затрагивает природа родной страны. Она – не только излюбленная тема его стихотворений, но и сквозной мотив всей лирики. Блок как бы мыслит образами природы. В ранних стихах Блока прекрасные мгновения и образы природы – символы божественной сущности мира. Заря, туманное утро, «сумерки вешние» - это лики Прекрасной дамы, вечной жены, божественной премудрости. Зрелое творчество поэта пропитано уже более осознанной любовью к России, к ее природе. Это можно очень ярко увидеть благодаря первым строчкам многих стихотворений поэта: «Бушует снежная весна…», «О, весна без конца и без краю…», «Свирель запела на мосту, и яблони в цвету…», «Вербы – это весенняя таль…», «Май жестокий с белыми ночами…» и так далее. Примечательны в этом плане и названия циклов: «Снежная маска», «О чем поет ветер». 
    Тема родины явственно зазвучала в стихотворении «Осенняя воля». Это произведение открывает серию стихов Блока о России. Строка «Выхожу я в путь, открытый взорам» звучит как лермонтовское «Выхожу один я на дорогу». Но у Блока чувство трагического одиночества преодолевается любовью к бедной, невзрачной природе деревенской России: 
    Битый камень лег по косогорам, 
    Желтой глины скудные пласты.

    Разгулялась осень в мокрых долах, 
    Обнажила кладбища земля… 
    Заканчивается стихотворение искренним восклицанием поэта: 
    Приюти ты в далях необъятных! 
    Как и жить и плакать без тебя! 
    Во всем творчестве Блока явственно ощущается, что Россия для него – начало, к которому должен стремиться каждый поэт. Она для него вечно прекрасная, нестареющая возлюбленная, Невеста, Вечная Жена, которая все поймет и простит. 
    Огромной любовью и нежностью пропитаны строки поэта: 
    Россия, нищая Россия, 
    Мне избы серые твои, 
    Твои мне песни ветровые, 
    Как слезы первые любви… 
    Поэт любит свою родину такой, какая она есть: нищей, серой. Тем не менее, Блок верит в Россию, верит в ее будущее, в приближающийся новый век. 
    В цикле «На поле Куликовом» Блок пытается осмыслить исторический путь России от татарского ига до наших дней. Для него Куликовская битва – символическое событие, которому суждено повториться. Народная воля, накапливаясь под гнетом в глубине народной жизни, взрывается мятежом, битвой: 
    Но узнаю тебя, начало 
    Высоких и мятежных дней! 
    В этих стихах нет самой битвы, показан только канун этого события. Блок дает понять, что и сейчас Россия находится накануне «невиданных перемен» и «неслыханных мятежей». 
    Чувствуя свою неразрывную связь с Родиной, поэт часто называет ее «женой». Думаю, это связано с тем, что именно с женой человек проходит свой жизненный путь, разделяя общие невзгоды и радости. Поэтому и Блок чувствует единение своей судьбы с судьбой своей страны. Именно по этой причине тему Родины в творчестве Блока по праву можно назвать главной, лежащей в основе всей его поэзии.

Тема Родины в творчестве А.Блока, С.Есенина, В.Маяковского

   Теме России я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь. 
    А.Блок

    Я буду воспевать 
    Всем существом в поэте 
    Шестую часть земли 
    С названьем кратким «Русь». 
    С.Есенин

    Пою мое отечество… 
    В.Маяковский

    Тема любви к Родине всегда была близка русскому человеку. Ведь все мы желаем, чтобы страна жила хорошо, а каждый ее гражданин был счастлив. Но особенно сильны такие мечты в тяжкие для России периоды – во время войн, голода, революций. И именно тогда появляются великие поэты и писатели, которые своим словом выражают мечты о лучшей жизни для родной страны. В трудные для России времена были созданы такие произведения, как «Слово о полку Игореве», призывавшее объединиться против сильного врага, поэма «Кому на Руси жить хорошо», предлагавшая задуматься о проблемах русской деревни, а также множество других произведений, которые с глубоким чувством патриотизма воспевали родную природу или рассуждали о русской душе и проблемах России. 
    Подобными произведениями пополнилась и отечественная литература начала XX века. В это время в стране назревали серьезные перемены, близилась Октябрьская революция. И снова стали актуальны размышления о дальнейшей судьбе России. В творчестве таких замечательных русских поэтов, как Александр Блок, Сергей Есенин, Владимир Маяковский, тема Родины заняла особое место. Каждый из них по-своему понимал историю и роль поэзии в обществе, они по-разному приняли революцию и наступившие перемены. Но всех этих поэтов объединяла общая Родина, любовь к которой позволяла им создавать замечательные стихотворения и поэмы. 
    Александр Блок проникся любовью к Родине уже в раннем детстве. Каждое лето, приезжая в Шахматово, будущий поэт еще ребенком начал понимать красоту сельской природы. Поэтому сюжет многих его ранних стихотворений разворачивается на фоне русского пейзажа: 
    Видно, дни золотые пришли. 
    Все деревья стоят, как в сияньи. 
    Ночью холодом веет с земли; 
    Утром белая церковь вдали 
    И близка и ясна очертаньем. 
    Ранняя лирика Блока близка к фольклору. Например, его героиня обретает черты царевны из русских сказок, жилище ее – заколдованный терем, а герой – царевич, князь, жених. Мир ранней поэзии А.Блока – это мир прекрасной мечты, и этой прекрасной мечтой окутан образ России. Так, в стихотворении «Русь» перед нами предстает чудная, таинственная, волшебная страна, которая появилась из сказки: 
    Где ведуны с ворожеями 
    Чаруют злаки на полях, 
    И ведьмы тешатся с чертями 
    В дорожных снеговых столбах. 
    Но постепенно отношение поэта к России как к чарующей сказке меняется. В его творчестве появляются страшные картины. Лирический герой попадает в мир, где звезды и зори сменяет царство мхов, болот, ржавых кочек и пней. Ужасен и облик людей, обитающих в этом мире. Это герои зловещего балагана, носители «всемирной пошлости», живые мертвецы, как, например, в цикле стихов «Пляски смерти». Страшный мир, созданный А.Блоком, - это тоже Россия, и высшее мужество поэта не в том, чтобы не видеть этого, а в том, чтобы видеть, принять и полюбить страну в таком неприглядном виде. 
    Революционные события вплотную подвели А.Блока к теме Родины, настоящей, а не выдуманной. Теперь образ России поэт связывает не с мистическими, а реальными, земными представлениями. В новых произведениях Блока отражены поиски путей к народному сознанию, постижению судеб страны. В 1905 году было написано стихотворение «Осенняя воля», в котором ярко прозвучал патриотический настрой лирики Блока. 
    Приюти ты в далях необъятных! 
    Как и жить и плакать без тебя! – 
    так восклицал поэт, обращаясь к России. 
    Александр Блок говорит о Родине с бесконечной любовью, проникновенной нежностью, щемящей болью и светлой надеждой. Все эти чувства отразились в его стихотворении «Россия»: 
    Россия, нищая Россия, 
    Мне избы серые твои, 
    Твои мне песни ветровые – 
    Как слезы первые любви! 
    Широкая, многоцветная, полная жизни и движения картина родной земли слагается в стихах поэта. Необъятные русские дали, пылающие рябины, буйные вьюги и метели, крики лебедей – такова блоковская Россия. 
    Александр Блок создал особенный лирический образ Родины – не матери, каким он был у поэтов прошлого, а красавицы, возлюбленной, невесты, «светлой жены»: 
    О, Русь моя! Жена моя! 
    По мнению поэта, каков русский народ, такова и истинная Русь. В цикле стихов «На поле Куликовом» идея народного подвига, народной силы, идея могучей Родины, ее непобедимости выражена поэтом страстно и убежденно: 
    И, к земле склонившись головою, 
    Говорит мне друг: «Остри свой меч, 
    Чтоб недаром биться с татарвою, 
    За святое дело мертвым лечь!» 
    Напоминая о подвиге былых времен, А.Блок призывает к новому подвигу – возрождению России. 
    Таким образом, если сначала поэт воспевал романтически необычайную, дремучую, колдовскую Русь, то в дальнейшем эти сказочные мотивы уступают место представлениям о реальной, живой и могучей Родине. 
    Еще одним певцом России, ее удивительной природы, является выдающийся русский поэт Сергей Есенин. Его неповторимый талант признан практически всеми. С.Есенин родился на рязанской земле. Здесь прошло детство поэта, затем юность, здесь он написал свои первые стихи. И костер зари, и серебристая луна, и необъятная небесная синь, и голубая гладь озер – вся красота родного края отразилась в стихах, наполненных любовью к русской земле: 
    О Русь – малиновое поле 
    И синь, упавшая в реку, – 
    Люблю до радости и боли 
    Твою озерную тоску. 
    В сердце Есенина с юных лет запала Россия, ее грустные и раздольные песни, светлая печаль, сельская тишина и девичий смех. Все это можно найти в есенинских стихах, каждая строчка которых согрета чувством безграничной любви к родному краю. «Моя лирика жива одной лишь любовью, любовью к Родине. Чувство Родины – основное в моем творчестве», – говорит поэт. 
    Ранние стихи Есенина полны звуков, красок. В них природа живет неповторимой поэтической жизнью. Она вся в бесконечном движении, в непрерывном развитии и изменении. Подобно человеку она поет и шепчет, грустит и радуется. В изображении природы Есенин использует образы народной поэзии, часто прибегает к приему олицетворения. Черемуха у него спит «в белой накидке», вербы плачут, тополя шепчут, «пригорюнились девушки-ели», «заря окликает другую», «березы в белом плачут по лесам». 
    С приходом революции начинается новый этап в творчестве С.Есенина. Теперь его волнует судьба Родины и народа в революционную эпоху: 
    О Русь, взмахни крылами! 
    Поставь иную крепь! 
    С иными именами 
    Встает иная степь. 
    Есенин приветствовал революционное обновление России, но, когда начались преобразования в деревне, поэт с неприязнью отнесся к вторжению цивилизации, «железного гостя» в деревенские просторы. Лишь после зарубежной поездки изменились взгляды Есенина на те перемены, которые произошли в жизни русского крестьянства. Теперь он готов всем сердцем воспеть красоту рождающейся «стальной» Руси, потому что за ней будущее: 
    Полевая Россия! Довольно 
    Волочиться сохой по полям! 
    Нищету твою видеть больно 
    И березам и тополям. 
    Я не знаю, что будет со мною… 
    Может, в новую жизнь не гожусь, 
    Но и все же хочу я стальною 
    Видеть бедную, нищую Русь. 
    Таким образом, ни тяжелое революционное положение, ни страдание и смерть крестьян не смогли погасить в сердце поэта любовь к Родине. В самое трудное время он остается всей душой, всем сердцем с Россией, русским народом: 
    Ой ты, Русь, моя родина кроткая, 
    Лишь к тебе я любовь берегу. 
    Совсем иначе тема Родины отражена в творчестве другого русского поэта – Владимира Маяковского. Этот своеобразный поэт все свое творчество поставил на службу Родине, своему народу и революции. Он активно участвовал в жизни страны, был в курсе всех политических событий, искренне радовался достижениям советских людей, стремился к искоренению пережитков прошлого. 
    По мнению поэта, для того, чтобы старый мир стал вчерашним днем, нужно активно строить мир новый, хотя это очень сложно в обстановке голода, разрухи и нищеты, воцарившихся в первые годы после революции. Но эта же революция породила нового советского человека, свободного и сильного, преображающего свою землю, проявляющего при этом небывалый героизм. Маяковский чувствует свою крепкую связь с такими людьми, с теми, «кто вышел строить и месть в сплошной лихорадке буден». Ему по душе и «громадье» планов строителей новой жизни, и «размаха шаги саженьи», и марш, «которым идем в работу и в сраженья». Трудолюбие советских людей, их готовность к лишениям во имя построения нового мира вселяют в сердце поэта радость, оптимизм и веру в создание на земле «города-сада»: 
    Я знаю – 
    город 
    будет, 
    Я знаю – 
    саду 
    цвесть, 
    когда 
    такие люди 
    в стране 
    в советской 
    есть! 
    Маяковский верил в новую страну Советов. Он посвятил ей не только творчество, но и всю свою жизнь. Поэт невероятно гордился тем, что живет в единственной на свете социалистической стране. Горячей любовью к своему отечеству наполнены строки: 
    Читайте, 
    завидуйте, 
    я – 
    гражданин 
    Советского Союза. 
    Маяковский искренне верил, что все трудности будут преодолены, навсегда исчезнут разруха, голод, войны и настанет светлое и счастливое будущее. Поэтому стихи поэта проникнуты гордостью за свою Родину, чувством глубокого патриотизма: 
    …главное в нас 
    это – наша 
    Страна Советов, 
    советская воля, 
    советское знамя, 
    советское солнце. 
    Таким образом, в творчестве и А.Блока, и С.Есенина, и В.Маяковского теме Родины уделено огромное внимание. Все они воспевали в своих стихах Россию, ее народ, природу. Являясь истинными патриотами, они не отвернулись от своей страны в нелегкое для нее время, остались верны своему Отечеству. В поэзии А.Блока, С.Есенина, В.Маяковского отразилась бесконечная любовь к Родине, вера в ее могущество, тесная связь с природой и русским народом. Поэтому на их стихах, которые всегда помогали и будут помогать людям жить, любить, творить, бороться, и следует воспитывать патриотов.

Тема Родины в творчестве А.Блока - вариант 2

  Ты и убогая, 
    Ты и обильная, 
    Ты и могучая, 
    Ты и бессильная, 
    Матушка Русь! 
    Н.А. Некрасов

    К теме родной земли так или иначе обращались многие поэты, но каждый по-своему понимал знакомую для всех нас Россию. Не является исключением и Александр Блок. 
    Тема родины — одна из важнейших в его поэзии. Блок не сразу нашел для себя эту тему. Этому предшествовали долгие годы нравственного становления. Прежде, чем писать о России, поэт пережил многое, “напитался болью, состраданием и неисчерпаемой верой в свою страну.” Обращение к теме родины явилось своеобразным итогом творчества Александра Блока. 
    Тема России захватила поэта всего. Она прослеживается во всех его последующих произведениях, а вместе с ней и вся динамика блоковского развития. В стихотворении “Русь” перед нами предстает образ сказочной и таинственной страны:

    Где ведуны с ворожеями 
    Чаруют злаки на полях, 
    И ведьмы тешатся с чертями 
    В дорожных снеговых столбах.

    Сказочные образы постепенно сменяются спокойным любованием родной природы:

    Река раскинулась. Течет, грустит лениво 
    И моет берега. 
    Над скудной глиной желтого обрыва 
    В степи грустят стога.

    Подобный образ России можно встретить у многих предшественников Блока. Он же отличался от них тем, что к образу родной земли, к ее судьбе подходил не “как мыслитель с отвлеченной идеей, а как поэт — с чувством жгучей, интимной любви”. Для Александра Блока характерно кровное единение с Россией. “В поэтическом ощущении мира нет разрыва между личным и общим”, — писал он. 
    Образ родины в русской литературе обычно ассоциировался с образом матери. Здесь же Блок явился новатором. Поэт не только наделяет Россию “прекрасными чертами”, он любит ее, как раньше любил Прекрасную Даму. Родина представляется Блоку молодой красавицей, тоскующей невестой, женой. Поэт приписывает ей облик любимой женщины, тем самым придавая ему глубоко интимный характер:

    Твои мне песни ветровые — 
    Как слезы первые любви!

    Родина у великого символиста — полная сил и страсти женщина, наделенная “разбойной красой”. Вольная и немного дикая Россия обладает вечной красотой Прекрасной Дамы, поэтической и одухотворенной:

    И невозможное возможно, 
    Дорога долгая легка, 
    Когда блеснет в дали дорожной 
    Мгновенный взор из-под платка...

    Но в свете романтического идеала родина предстает не только прекрасной и нетленной, но и нищей, обездоленной, забитой и обманутой. Мы видим богомольную Россию с острожной тоской и глухой песней ямщика, серые избы, расхлебанные дороги... 
    Блок рассуждая о своей любви к Родине, правильно отметил, что “душа хочет любить только прекрасное”, поэтому сначала нужно почувствовать сострадание к родной земле, а “сострадание есть уже начало любви”. 
    Его необыкновенное чувство к России придало поэту уверенность в том, что у многострадальной родины есть будущее, что она преодолеет все тяготы и препятствия на ее пути. Раздумывая над судьбой своей страны, Александр Блок сравнивает ее с несущейся вдаль тройкой: “Кто же проберется навстречу летящей тройке тропами тайными и мудрыми, кротким словом остановит взмыленных коней, смелой рукой опрокинет демонского ямщика...” 
    Для более зрелых произведений Блока характерно осмысление значения России, понимание своеобразия ее исторического пути. Его стихи наделены “отчетливой исторической памятью”. Написаны они от лица сына “страшных лет России”. В них прослеживается обостренное предчувствие будущего. Таким образом, стараясь охарактеризовать огромное значение поэзии Александра Блока, можно сказать так: “Она, как мост, пролегла между двумя эпохами и двумя культурами. Всем своим движением она устремлена в будущее...” Остается только пожелать всем нам научиться у Блока терпению и любви к родине, а так же позаимствовать неисчерпаемую веру в светлое будущее нашей страны.

Тема родины в творчестве А. Блока

Судьба родины, её победы и поражения, успехи и жизненные трудности всегда волновали людей, любящих свою страну. Великий поэт Александр Блок - не исключение. И неудивительно, что тема любви к родине проходит через всё творчество этого поэта двадцатого века. 
    Одним из первых произведений подобного рода стало его стихотворение «Гамаюн, птица вещая». В данном стихотворении автор обращается к истории России, её сложному и подчас трагическому пути. Здесь птица Гамаюн становится певцом и вещает свою песню:

    …вещает и поёт,
    Не в силах крыл поднять смятенных…
    Вещает иго злых татар,
    Вещает казней ряд кровавых,
    И трус, и голод, и пожар,
    Злодеев силу, Гибель правых…

    Автор прекрасно понимает, что исторический путь родины всегда был тернист и, возможно, будет таким всегда, ибо такова судьба всего, что стремиться к истине, к какой-то высшей правде:

    Но вещей правдою звучат
    Уста, запёкшиеся кровью!

    Я думаю, что, говоря о теме родины в творчестве Блока, нельзя не вспомнить его цикл «На поле Куликовом». Он полностью посвящён именно родной земле, ее истории.
    Важно отметить кардинально новый подход поэта к данной теме. Автор отказывается от традиционного образа родины – матери. Здесь появляется совершенно новый образ России – жены, в котором поэт раскрывает своё отношение к данной проблеме:

    О, Русь моя! Жена моя! До боли
    Нам ясен долгий путь!..
    И нет конца!

    Для Блока родина удивительна и непредсказуема. И этим он и восхищается в первую очередь:

    Дремлю – и за дремотой тайна,
    И в тайне почивает Русь,
    Она и в снах необычайна,
    Её одежды не коснусь.

    В стихах Блока создаётся некий ореол святости родины. Так, в стихотворении «Россия» любовь к родной земле сравнивается с любовью к женщине:

    Россия, нищая Россия,
    Мне избы серые твои,
    Твои мне песни ветровые –
    Как слёзы первые любви!

    События той эпохи, в которой жил поэт, были очень сложными и противоречивыми. И естественно, что автор не мог оставаться равнодушным к происходящему. Стихотворение «Сытые» стало своеобразной реакцией Блока на революцию 1905 года. В нем автор, несмотря ни на что, всё же надеется на перемены к лучшему:

    Теперь им выпал скудный жребий:
    Их дом стоит не освещён,
    И жгут им слух мольбы о хлебе
    И красный смех чужих знамён!
    Пусть доживут свой век привычно –
    Нам жаль их сытость разрушать.
    Лишь чистым детям – неприлично
    Их старой скуке подрожать.

    Стихотворение «Рождённые в годы глухие…», посвящённое З. Н. Гиппиус, также пронизано желанием перемен. Автор предельно объективен к действительности. Он ясно осознаёт обречённость своего поколения, обреченность детей страшных лет России. Отсюда естественно стремление поэта к лучшему, к обновлению:

    И пусть над нашим смертным ложем
    Взовьётся с криком вороньё, - 
    Те, кто достойней, боже, боже,
    Да узрят царствие твоё!

    Восприятие родной земли неоднократно менялось у Блока, но любовь к ней он пронёс через всю жизнь. Именно это чувство, на мой взгляд, спасало в самые трудные моменты его жизни. В стихотворении «Последнее напутствие» автор говорит о том единственном, что спасет его от безысходности жизни. Этим единственным является родина:

    …ещё лес, поляны,
    И просёлки, и шоссе,
    Наша русская дорога,
    Наши русские туманы,
    Наши шелесты в овсе.

    Думаю, данные строчки, как никакие другие, характеризуют искренность чувств Блока по отношению к России.

Тема Родины в творчестве А. А. Блока - вариант 2

 О, Русь моя! Жена моя!.. 
    А. А. Блок

    Основная часть творчества Александра Блока относится к дореволюционному периоду, времени полной дискредитации человеческих чувств. В этом мире все фальшиво и продажно: и дружба, и любовь, и сострадание... Единственным чистым чувством остается для Блока любовь к Родине. Только на нее может опереться истерзанная одиночеством, непониманием окружающих и фальшью чувств душа поэта. 
    Путь Блока не прост и не гладок, но в судьбе и творчестве его чувствуется строгая логика образа России. 
    Сам поэт писал: “Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь... Ведь здесь — жизнь или смерть, счастье или погибель”. 
    Почти все, совершенное Блоком, было сделано во имя русской земли, во славу русского народа. Читаем ли мы его “Русь”, “Россию” или другое какое-нибудь юношеское стихотворение, исполненное сыновней любви к родному краю, перед нами возникает образ страны со своей особой, неповторимой и возвышенной судьбой — историей. 
    В поисках идеала и пути в будущее Блок обращается к прошлому России, к ее источникам. Сопоставлению прошлого и будущего родной земли посвящен цикл “На поле Куликовом”. Именно в прошлом поэт ищет животворную силу, позволяющую Руси не бояться “тьмы — ночной и зарубежной”, скрывающей ее путь. 
    Пять стихотворений из цикла “На поле Куликовом”, созданных в годы первой русской революции, говорили о том, что Блок умел чувствовать милую его сердцу Русь чутко и трепетно:

    Я вижу над Русью далеко 
    Широкий и тихий пожар...

    Всего десять лет спустя новый пожар тысяча девятьсот семнадцатого года перевернул судьбу России. 
    Однако не прошли бесследно для душевного равновесия поэта дни, когда лилась невинная кровь, а вокруг лежали разоренные разбоем земля и культура. Да и с Шахматовым, любимым местом всей семьи, было покончено: разграблена усадьба, сожжена бесценная библиотека. А в довершение всего Блок был арестован. Луначарский в письме ЦК к Ленину писал: “Поэт Александр Блок, в течение этих четырех лет державшийся вполне лояльно к Советской власти и написавший ряд сочинений, учтенных за границей как явно симпатизирующих октябрьской революции, в настоящее время заболел нервным расстройством”. Нервным расстройством... И ни слова о смертельной болезни сердца, цинге, истощении, опухоли суставов. Ни слова о бескорыстной работе поэта в Наркомпросе. 
    Характер чувства к России, ее восприятие менялись, но любовь к ней Блок пронес через всю жизнь. Эта любовь спасала его в страшные годы, когда, иссякая от внутреннего мрака и отчаяния, все же оставалась “путеводительным маяком”, освещая дорогу и побуждая выполнять свой долг. И поэтому в стихотворении “Последнее напутствие” поэт говорит о том единственном, что выводит из “постылого “круга бытия”. Это “единственное” — Россия.

    ...еще леса, поляны, 
    И проселки, и шоссе, 
    Наша русская дорога, 
    Наши русские туманы, 
    Наши шелесты в овсе.

    Блок создал особенный образ Родины. Это образ красавицы Женщины, возлюбленной невесты. Ее лик светел, “светел навсегда” , она хранит первоначальную чистоту души поэта. Это женщина с прекрасными чертами, “разбойной красотой”, повязанная в “плат узорный до бровей”.

    О, Русь моя! Жена моя! 
    До боли 
    Нам ясен долгий путь!.. 
    И нет конца!

    Она никогда не пропадет и не сгинет, с нею “невозможное возможно”, — она ведет на вечный бой, перед ней лежит долгий путь.

    Выхожу я в путь, открытый взорам, 
    Ветер гнет упругие кусты, 
    Битый камень лег по косогорам, 
    Желтой глины скудные пласты. 
    Разгулялась осень в мокрых долах, 
    Обнажила кладбища земли, 
    Но густых рябин в проезжих селах 
    Красный цвет зареет издали. 
    Вот оно, мое веселье, пляшет 
    И звенит, звенит, в кустах пропав! 
    И вдали, вдали призывно машет 
    Твой узорный, твой цветной рукав.

    Необъятные просторы, песни ветровые, дороги дальние, тройки удалые, расхлябанные колеи, дали туманные, “неба осветленный край средь дымных пятен” — такова прекрасная, неповторимая блоковская Россия. Ее он любил, ждал для нее перемен, надеялся, что с приходом тысяча девятьсот семнадцатого года “свет одолеет тьму”. 
    Вся лирика Александра Блока — поэтический дневник жизни русского человека на рубеже двух веков.

Тема Родины в творчестве А. А. Блока

   Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь.
     Все ярче осознаю, что это – первейший вопрос, самый жизненный, самый реальный…
    А.А. Блок. Из письма к К.С. Станиславскому.
   
    Тема родины, России занимает в творчестве А.А. Блока ведущее место. Можно сказать, что это сквозной мотив лирики поэта. Поначалу, в ранней поэзии, тема России проявлялась в пейзажных зарисовках, изображении природы любимых мест. Подмосковье, Шахматово, Москва, Петербург и его окрестности – все это отразилось в поэзии Блока.
    Более явственно и продуманно тема Родины прозвучала в стихотворении «Осенняя воля» (1905). Его считают первым серьезным воплощением этой темы в лирике Блока. Лирический герой испытывает чувство трагического одиночества. Ничто не может помочь герою. И только любовь к природе России помогает ему преодолеть это тягостное чувство. Пусть российские пейзажи бедны и невзрачны:

    Битый камень лег по косогорам
    Желтой глины скудные пласты
   …..
    Разгулялась осень в мокрых долах
    Обнажила кладбища земля…

    Но они глубоко родные, кровные. Только Россия может дать успокоение, смысл жизни, скупое счастье:

    Приюти ты в далях необъятных!
    Как и жить, и плакать без тебя!

    Развитие темы Родины происходит у Блока в стихотворении «Русь» (1906). Здесь Россия представляется поэту сказочно-колдовской землей:

    Русь, опоясана реками
    И дебрями окружена,
    С болотами и журавлями
    И с мутным взором колдуна…

    Но, к сожалению, обладая огромными богатствами во всех областях жизни, Россия бедна и убога («утлое жилье», «вихрь в голых прутьях»). Поэт чувствует кровное родство со всем русским, он хочет обрести обновление благодаря тесной связи со своей Родиной:

    Так – я узнал в моей дремоте
    Страны родимой нищету,
    И в лоскутах ее лохмотий
    Души скрываю наготу.

    Сам Блок говорил, что в России для него все – «жизнь или смерть, счастье или погибель». Наиболее полно и серьезно его раздумья о своей стране отразились в поэтическом цикле «Родина» (1907-1916). Здесь поэт размышляет о судьбе России, ее прошлом, настоящем и будущем. Центральными проблемами цикла являются проблемы России и народа, России и истории, особенности русского характера. 
    В своих рассуждениях герой не отстраняется, не судит со стороны. Для него любовь к Родине - чувство глубоко личное, похожее на любовь к жене или матери:

    О бедная моя жена,
    О чем так горько плачешь?

    Одним из самых известных стихотворений цикла «Родина» является стихотворение «Россия» (1908). В нем слиты воедино чувство любви к родине и вера в ее будущее возрождение. Стихотворение начинается с образа дороги:

    Опять, как в годы золотые,
    Три стертых треплются шлеи,
    И вязнут спицы росписные
    В расхлябанные колеи…

    Для раскрытия образа Родины очень важна антитеза «спицы росписные» - «расхлябанные колеи». Россия - страна, где невероятное богатство соседствует со страшной нищетой:

    Россия, нищая Россия,
    Мне избы серые твои,
    Твои мне песни ветровые – 
    Как слезы первые любви!

    Автору дорога именно деревенская, народная родина с ее простором, широтой и… нищетой. Русские «песни ветровые» поэт сравнивает со «слезами первыми любви». Это означает, что чувство любви к России насквозь пропитало душу поэта. 
    Хоть и тяжела доля родины, но автор не жалеет свою родную страну:

    Тебя жалеть я не умею
    И крест свой бережно несу…
    Какому хочешь чародею
    Отдай разбойничью красу!

    Лирический герой видит все, что происходит с его горячо любимой Россией. Он мучается от осознания бед и несчастий, которыми наполнена судьба его страны. Но герой с готовностью несет свой крест. Он чувствует себя насквозь русским человеком и не собирается отступать от судьбы своей родины. 
    Последние две строки характеризуют особенности русского характера, отдающего себя с готовностью в руки любому «чародею». В этом образе скрыты многие правители Руси, «заманивающие» и «обманывающие» ее, как наивную девушку с «разбойничьей красой». Но автор понимает: что бы ни случилось, Россия «не пропадет, не сгинет». Она по сути своей сильнее всех бед и катастроф. «И лишь забота затуманит» ее «прекрасные черты». С годами любимая страна поэта не меняется:

    Ну что ж? Одной заботой боле – 
    Одной слезой река шумней, 
    А ты все та же – лес, да поле,
    Да плат узорный до бровей…

    Россией были пролиты целые потоки слез, поэтому еще одна беда – это как очередная капелька, упавшая в реку. Но от несчастий красота страны не тускнеет. 
    Образу родины автор придает черты национального женского характера: «плат узорный до бровей», женщина с затуманенным заботой лицом, красавица, отдавшая чародею «свою разбойничью красу». 
    Последняя строфа состоит из шести строк, потому что она самая главная. Именно здесь автор выражает свою основную мысль: несмотря ни на что, Россия – удивительная страна, где «невозможное возможно». Блок поэтизирует даже страдания простого крестьянского народа. Долгая дорога пролетает для него незаметно, «когда звенит тоской острожной глухая песня ямщика!..»
    Кроме цикла «Родина» судьбам России Блок посвятил и цикл стихов «На поле Куликовом» (1908). Этот цикл посвящен истории страны, начиная татарским игом и заканчивая современностью. Герой «На поле Куликовом» - это и воин времен Куликовской битвы, и современник поэта, стоящий у порога «высоких и мятежных дней».
    Россия предстает в этом цикле в образе степной кобылицы. Это символ движения и борьбы, преодоления «тоски безбрежной» и мглы «ночной и зарубежной». 
    В 1918 году Блок поверил, что для его любимой России наступают новые, лучшие времена. Свои надежды поэт отразил в стихотворении «Скифы»:

    В последний раз – опомнись, старый мир!
    На братский пир труда и мира,
    В последний раз – на светлый братский пир
    Сзывает варварская лира!

    Мне кажется, что А.А. Блок - удивительный поэт, горячо любивший свою Родину. Его произведения, посвященные этой теме, отличаются теплотой, сопереживанием, пониманием, искренней верой в лучшее будущее родной России.

Тема Родины в произведениях А. А. Блока и В. В. Маяковского

    Александр Блок и Владимир Маяковский — два великих русских поэта. Сравнивать их творчество нелегко, так как в идейном и стилевом отношении они очень сильно отличаются друг от друга Если Блок относился к символистам (представителям наиболее сильного литературного течения конца XIX—начала XX в.) и его творчество во многом основывалось на традициях золотого — пушкинского — века русской поэзии, то Маяковский принадлежал к кружку поэтов-футуристов, призывающих “сбросить Пушкина и Достоевского с парохода современности”. У каждого из этих великих поэтов было свое понимание современности, истории и роли поэзии. 
    Единственное, что их объединяет, — это горячая любовь к Родине. 
    Образ Родины у Блока чрезвычайно сложен, многогранен и противоречив. Сам поэт говорил, что этой теме посвящает всю свою жизнь. Пьяная, богомольная, озорно смотрящая из-под женского платка, нищая — такова Россия Блока. И именно такой она дорога ему:

    Да, и такой, моя Россия, 
    Ты всех краев дороже мне, —

    признается поэт в стихотворении “Грешить бесстыдно, беспробудно...”. 
    Поэт страстно любил свою страну, соединял ее судьбу со своей: “Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?..”. Во многих его стихах о Родине мелькают женские образы: “Нет, не старческий лик и не постный под московским платочком цветным...” (“Новая Америка”), “...плат узорный до бровей...”, “...мгновенный взор из-под платка...”. 
    Символ России во многих стихах Блока сводится к образу простой русской женщины. Отождествляя эти два образа, поэт как бы одушевлял само понятие “Россия”, сближая так называемую патриотическую лирику с любовной. В стихотворении “Осенний день” он называет Россию своей женой:

    О, нищая моя страна, 
    Что ты для сердца значишь? 
    О, бедная моя жена, 
    О чем ты горько плачешь?

    Из всех русских поэтов только у Блока звучит такая трактовка темы любви к Отчизне. Страх, боль, тоска и любовь до безумия — в каждом слове, в каждой строчке. 
    Иногда к этой сложной гамме чувств присоединяются нотки “сверхъестественного”. Так, таинственность, сложное переплетение реальности и мистики сквозят в строках самого замечательного, на мой взгляд, стихотворения Блока о Родине (“Русь”):

    Русь, опоясана реками 
    И дебрями окружена 
    С болотами и журавлями, 
    И с мутным взором колдуна... 
    ...Где ведуны с ворожеями 
    Чаруют злаки на поляк, 
    И ведьмы тешатся с чертями 
    В дорожных снеговых столбах.

    Россия Блока незыблема, неизменна. Но и ей нужны перемены, о которых говорится в стихотворении “Коршун” 1916 г.:

    Идут века, шумит война, 
     Встает мятеж, горят деревни, 
     А ты все та ж, моя страна, 
    В красе заплаканной и древней — 
    Доколе матери тужить? 
     Доколе коршуну кружить?

    “Коршуну кружить” оставалось уже недолго. Через год после написания стихотворения началась революция. Что ждет после нее несчастную Россию, какие пути-дороги перед ней откроются? Этого Блок точно не знал (хотя многое предвидел благодаря своей гениальной интуиции). Поэтому в его поэме “Двенадцать”, прославляющей стихийную революционную бурю, которая захлестнет и поэта, ее герои, патруль из двенадцати человек, не видят, куда идут:

    И вьюга пылит им в очи 
     Дни и ночи 
    Напролет...

    Старый мир, к которому принадлежал Блок, был разрушен. Каким будет новый мир, поэт не мог представить. Будущее оказалось скрытым пеленой мрака и кровавой дымки. Поэзия — великая, истинная — никому теперь не нужна, стихов не слышно из-за стука шагов дозорных по мостовой, из-за частых выстрелов и революционных песен. Не случайно в поэме “Хорошо” Маяковский написал об этом времени:

    Кругом 
    тонула 
    Россия Блока... Незнакомки, 
    дымки севера шли на дно, 
    как идут 
    обломки и жестянки 
    консервов.

    Сам Маяковский тоже горячо любил Родину, но иначе, чем Блок. Любовь Блока как бы направлена в прошлое, Маяковский же говорил: Отечество

    славлю, 
    которое есть, но трижды — 
    которое будет.

    В отличие от Блока, он твердо знал, каким будет будущее страны — оно будет социалистическим и, конечно же, обязательно счастливым. В лирических сборниках Маяковского нет ни одного стихотворения, которое бы прославляло дореволюционную Россию. Он сам и вся ею поэзия устремлены в будущее. Современную ему Россию (точнее, Советский Союз) он беззаветно любил. В то время в стране жилось трудно, были голод и разруха, и Маяковский перенес вместе со своей страной и своим народом все тяготы и лишения:

    Землю, 
    где воздух, 
    как сладкий морс, Бросишь 
    и мчишь, колеся, — но землю, 
    с которою 
    вместе мерз, вовек 
    разлюбить нельзя... Я 
    землю эту 
    люблю. 
    Можно 
    забыть, 
    где и когда пузы растил и зобы, но землю, 
    с которой 
    вдвоем голодал, — нельзя 
    никогда 
    забыть.

    Поэт побывал за рубежом, видел заграничную сытую и шикарную жизнь, но родная земля ему дороже:

    Я хотел бы жить 
    и умереть в Париже, если б не было 
    такой земли — Москва.

    Маяковский невероятно гордился тем, что живет в единственной на всем свете социалистической стране. В своих стихах он буквально кричал: “Читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза!”. И пусть от этого некоторым “скривляло ожогом рот”, пусть у молодой советской страны было еще много врагов, Маяковский свято и искренне верил, что все трудности будут преодолены, навсегда исчезнут разруха, голод, войны, и настанет светлое коммунистическое будущее. Этой верой, подлинным оптимизмом проникнуты все его стихи о Родине. Мечтам поэта не суждено было осуществиться, но все же от этого его творчество не становится менее интересным для изучения и прочтения. 
    В лирических произведениях двух величайших поэтов России — Блока и Маяковского — Россия предстает как дорогая и всем до боли знакомая отчизна, непостоянная, кипящая, рыдающая сквозь заливистый смех, вся устремленная в будущее и готовая в любой момент забыть о тяжелом прошлом, все поняв и всем простив.

Тема Родины в поэзии Блока

   Хорошо известна поэтическая метафора: "Родина-мать". Русские художники часто изображали Родину в виде женщины-матери, например, на плакатах времен Великой Отечественной войны. В литературоведении этот способ называется "олицетворением". Так, образ Правды может предстать в виде женщины в отрепьях, что символизирует ее гонимость и неприкаянность, а образ Справедливости — в виде женщины с весами в руках и завязанными глазами, чтобы подчеркнуть ее беспристрастие. 
    Образ Родины в поэзии Александра Блока вырисовывается иначе. Блок, будучи поэтом-символистом, не мог опуститься до уровня дешевой аллегории. Символист всегда указывал на высшую реальность, более реальную, чем та, с которой мы сталкиваемся повседневно. 
    Вот его стихотворение "Россия" из цикла "Родина": "А ты все та же — лес да поле, / Да плат узорный до бровей..." Сначала это как будто земля, страна, пространство — лес да поле. Но тут же, без перехода, без стремления к олицетворению — “плат узорный до бровей”. Перед нами женщина — и в то же время страна, это земля — и возлюбленная, это мать — и жена. 
    Она защищает и нуждается в защите. Она униженная и беспробудно распутная. Она разная — и всегда узнаваемая: светлая жена — и чаровница, ожидающая — и призываемая. Та, которая ждет уходящего, в вечной череде уходов и возвращений. И та, что зыбким обликом своим придает устойчивость бытию, уверенность в незыблемости среди колеблющейся реальности:

    В густой траве пропадешь с головой. 
     В тихий дом войдешь не стучась... 
    Обнимет рукой, оплетет косой 
    И, статная, скажет: "Здравствуй, князь”.

    Родина Блока также и та, что сражается вместе с витязем в цикле "На поле Куликовом": "О Русь моя! Жена моя! До боли / Нам ясен долгий путь! / Наш путь — стрелой татарской древней воли /Пронзил нам грудь”. Она — соратница и заступница:

    И с туманом над Непрядвой спящей, 
    Прямо на меня 
    Ты сошла, в одежде, свет струящей, 
    Не спугнув коня. 
    Серебром волны блеснула другу 
    На стальном мече, 
    Освежила пыльную кольчугу 
    На моем плече.

    Она — нищая царевна, зачарованная и вольная, она — "разбойная краса", но она же и чудовищная маска из стихотворения "Русь моя, жизнь моя...": "Дико глядится лицо онемелое, / Очи татарские мечут огни..." Образ ее иногда предстает как образ вполне конкретной женщины. Стихотворение "На железной дороге" тоже включено в цикл "Родина", но в то же время посвящено Марии Павловне Ивановой. 
    Стихотворение "Грешить бесстыдно, беспробудно..." написано отчасти в полемике со стихотворением М. Ю. Лермонтова "Люблю Отчизну я, но странного любовью...". Блок как бы отпускает те грехи, от которых отвращает свое лицо Лермонтов. Или, вернее. Лермонтов любит вопреки "славе, купленной кровью", вопреки грехам родной страны. А Блок любит за самые грехи. Он любую ее любит больше всего на свете, она для него — единственная. 
    И какие бы маски ни пугали поэта, появляясь на любимом лице, чаще всего у него хватало мужества воззвать к ней же о помощи:

    Явись, мое дивное диво! 
     Быть светлым меня научи!

    Блок взывал до тех пор, пока любимый лик не был искажен окончательно. Тогда поэт умер. Да, была минута, когда Блок в большевистской революции пытался увидеть начало космического преображения и Прекрасную Даму. Потом он с ужасом оттолкнулся от ее уродства. 
    Русский философ и публицист Николай Бердяев писал, что Александр Блок “...принадлежит вечной, преображенной России, России нового неба и новой земли, как и Пушкин. Её уготовляют не только святые, подвижники, очистившиеся, увидавшие Божественный свет, но и тосковавшие, мучившиеся, прельщавшиеся и падавшие, но устремленные к высоте, к жизни, преображенной в красоте”.

Тема Родины в поэзии А. Блока

   И в тайне ты почиешь, Русь. 
     А. Блок

    Как Пушкин, Лермонтов, Некрасов, которые в своих произведениях воспели великую Россию, Блок также не прошел мимо этой актуальной для всех поэтов темы. Развивая ее, А. Блок опирался на опыт предшественников, не останавливаясь на достигнутом. Он уловил наступление нового времени в истории России — времени социальных потрясений. Поэт верил, что “рано или поздно все будет по-новому, потому что жизнь прекрасна”. Источником этой веры для него явилась Россия — “роковая” страна, затаившая в недрах своих великое мятежное начало. 
    Родина в творчестве А. Блока является неотделимой частью, продолжением и дополнением всей России. Образ России начинает складываться в творчестве поэта в годы реакции. В таких стихах, как “Русь”, “Россия”, “Осенний день”, “Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?”, исполненных сыновней любви к родному краю, возникает образ страны со своей тайной и своей судьбой:

    Ты и во сне необычайно, 
    Твоей одежды не коснусь. 
    Дремлю и за дремотой тайна, 
    И в тайне — ты почиешь, Русь. 
    Русь опоясана реками 
    И дебрями окружена, 
    С болотами и журавлями 
    И с мутным взором колдуна...

    С какой любовью А. Блок описывает в этом стихотворении русскую природу! Необъятные русские дали, бесконечные дороги, полноводные реки, бурные вьюги, переплетаются с горящими селами, серыми избами, тюрьмами, братскими могилами... Такова блоковская Россия. А. Блок создал свой, самобытный образ России: не матери, как у других поэтов, а красавицы, подруги, “светлой жены”:

    О Русь моя! Жена моя! До боли 
    Нам ясен долгий путь! 
    Наш путь — стрелой татарской 
    древней воли 
    Пронзил нам грудь.

    В 1905 году было написано стихотворение “Осенняя воля”, в котором уже звучала патриотическая тема. Блок верил, что для России наступает новый период, что в борьбу вступили новые люди, вышедшие из “тьмы погребов”. И этому поколению принадлежит будущее:

    Мы не стали искать и гадать: 
    Пусть заменят нас новые люди! 
    В тех лее муках рожала их мать. 
    Так псе нежно кормила у груди.

    Величие России — в ее исторических свершениях, которые еще не осознаны поэтом до конца. Прошлое взывает к будущему. Романтика этого призыва звучит в цикле стихов “На поле Куликовом”. В нем положение России, разделенной на два враждебных стана, уподобляется Руси Дмитрия Донского, вышедшей на Куликово поле, чтобы в схватке с золотоордынским ханом Мамаем отстоять свою национальную независимость. Этот цикл — одно из высших лирических достижений А. Блока, лучшее, что дала России поэзия на рубеже двух веков. Уже в первом стихотворении цикла — “Река раскинулась...” — автор передает тревожное ощущение ожидания исторических свершений. Эта тревожность чувствуется и в пейзаже, и в ритме стиха. Устремленность в будущее выражается как бы убыстренным ритмом:

    И вечный бой! Покой нам только снится 
    Сквозь кровь и пыль... 
    Летит, летит стенная кобылица 
    И мнет ковыль...

    Образ-символ коня проходит через весь цикл стихотворений. В философски сложном цикле произведений А. Блока создан прекрасный образ Родины. Поэт обращается к историческому событию, но создает произведение о современности. Блока с юности увлекала мысль о подвиге. Вот почему ему так близок образ русского воина-патриота, отделенного пятью веками, но близкого своими тревогами и надеждами. В “непробудимой тишине” Блок ясно слышит гул грядущих событий, “высокие и мятежные дни”. Из глухих лет реакции он увидел зарево пожара:

    Я вижу над Русью далече 
     Широкий и тихий пожар.

    “Россия — буря” — так говорит поэт. В годы революционного подъема Россия повернулась к А. Блоку “новым ликом”:

    На пустынном просторе, на диком 
    Ты все та, что была, и не та, 
    Новым ты обернулась мне ликом, 
    И другая волнует мечта.

    Блок, видя, какой ценой обходятся России взлеты и падения, обратился с яростным призывом к своим современникам:

    На непроглядный ужас жизни 
     Открой, скорей открой глаза. 
     Пока великая гроза Все не смела в твоей 
    Отчизне,— Дай гневу правому созреть, 
    Приготовляй к работе руки...

    В поэме “Возмездие” А. Блок пытается предугадать будущее России и спрашивает:

    Какие ж сны тебе, 
     Россия. Какие бури суждены?

    Осознание трагизма судьбы России заставляет поэта только сильнее любить ее. А. Блок жил в трагическое время. Война сменяла войну, за революцией надвигалась революция:

    Мы — дети страшных лет России — 
    Забыть не в силах ничего. Испепеляющие годы! 
     Безумья ль в вас, надежды ль весть? 
    От дней войны, от дней свободы — 
    Кровавый отсвет в лицах есть.

    Готовый разделить судьбу Родины, А. Блок принимает Октябрь как неизбежность. Типичное для русского интеллигента чувство вины перед народом за его многовековые страдания, за его темноту и дикость заставляет поэта оправдывать насилие и кровь в поэме “Двенадцать”. Его последние произведения о России противоречивы и трагичны. Чего стоит одно стихотворение “Скифы”! В этих стихах очень ясно виден тот кровавый отсвет, о котором писал поэт в стихотворении “Рожденные в года глухие...”. Но в них главное — любовь к России. 
    Именно она движет всем творчеством поэта. Именно она сближает творчество А. Блока с великой поэзией XIX века. В его лирике те же интонации любви к России, что и в стихах Пушкина, Лермонтова, Тютчева. Это же чувство связывает его и с современниками: изысканной и утонченной А. Ахматовой, по-русски нежным и страстным С. Есениным. Эти поэты учат любви беззаветной и безоглядной, подвижнической, возвышающей душу. Так любил Родину и Александр Блок. В ней он черпал силы для добра:

    Дивись, мое дивное диво! 
     Быть светлым меня научи.

Тема Родины в лирике А. Блока

В сборник стихов о России, наряду с новыми, впервые появившимися стихами, были помещены стихи, напечатанные несколько лет назад. И каждое стихотворение несет в себе определенную идейную нагрузку, оно — своеобразное звено в цепи. Открывается книга циклом стихов о Куликовом поле. Этот цикл задает тон всему сборнику — просветленную грусть и мудрую любовь поэта к России, — даже такой:

    ... И под лампадой у иконы 
     Пить чай, отщелкивая счет, 
     Потом переслюнить купоны, 
    Пузатый отворив комод, 
    И на перины пуховые 
    В тяжелом завалиться сне...

    Сколько душевных сил и истинной любви надо иметь, чтобы после этого сказать:

    Да, и такой, моя Россия, 
    Ты всех краев дороже мне.

    В книге более двадцати стихотворений, и почти каждое — новый этап лирического познания России. От первых горьких откровений до заключительных строк:

    И опять мы к тебе, Россия, 
    Добрели из чужой земли.

    Цикл “На поле Куликовом” открывается стихотворением “Река раскинулась”. Здесь родина для Блока — буйная, хаотическая, хмельная; ее путь “в тоске безбрежной”. В стихотворении “На поле Куликовом” небесная Возлюбленная охраняет спящих воинов:

    И когда наутро, тучей черной 
    Двинулась орда, 
    Был в щите твой лик нерукотворный 
    Светел навсегда. В строках: 
    Идут, идут испуганные тучи, 
    Закат в крови! —

    не только человеческий бунт, но и природная стихия — бунт неба. Поэт хотел разбудить родную Россию, но вместо этого всюду льется кровь. 
    Но у Блока есть другая, совершенно противоположная Русь —

    С болотами и журавлями 
    И мутным взором колдуна.

    Это старая Русь. Ее толкование сходно с пушкинским; “Там чудеса, там леший бродит, русалка на ветвях сидит…”

    И сам не понял, не измерил, 
    Кому я песни посвятил, 
    В какого Бога страстно верил, 
    Какую девушку любил, — 

    говорил поэт. 
    Но Блок не жалеет Россию:

    Тебя жалеть я не умею 
    И крест свой бережно несу...

    Он твердо верит в ее будущее:

    Не пропадешь, не сгинешь ты, 
     И лишь забота затуманит 
    Твои прекрасные черты...

    В “Последнем напутствии” возникают любимые образы:

    ... Еще леса, поляны, 
    И проселки, и шоссе, 
    Наша русская дорога, 
    Наши русские туманы, 
    Наши шелесты вовсе.

    Поэта волнует не политическая судьба родной страны, а спасение ее живой души. К судьбе России он подходит не как мыслитель с отвлеченной идеей, а как поэт — с интимной любовью. Россия для него — Возлюбленная, и как меняются ее черты — от Прекрасной Дамы до музы последних стихов, так и чувство к родине выражается в меняющихся символах романтической любви. Сначала как невеста, жена или мать она напоминает своими светлыми чертами Возлюбленную:

    ... Вот она — с хрустальным звоном 
    Переполнила надежды, 
    Светлым кругом обвела... ... 
    Это — легкий образ рая, 
    Это — милая твоя... 
    Только Блок, со свойственным ему личным чувственным, интимным восприятием, может полюбить такую Россию и признаться ей:

    Опять, как в годы золотые, 
    Три стертых треплются шлеи, 
    И вязнут спицы расписные 
     В расхлябанные колеи... 

    Россия, нищая Россия, 
    Мне избы серые твои, 
    Твои мне песни ветровые, — 
    Как слезы первые любви!

    Но интимно-личное у поэта неотделимо от вселенского: образ невесты, жены связан с вечной красотой Прекрасной Дамы, Мировой Души... 
    В более позднем творчестве тема родины, а впоследствии и революции, у Блока стала связываться не только с идеалом Вечной Женственности, но и с духовно-нравственным мотивом и образом Христа. Часто эти два образа сливаются:

    О том, что было, не жалея, 
    Твою я понял высоту: 
    Да. Ты — родная Галилея 
    Мне — невоскресшему Христу. 
    И пусть другой тебя ласкает, 
    Пусть множит дикую молву: 
    Сын Человеческий не знает, 
    Где преклонить ему главу.

    Образ Христа в творчестве Блока, с одной стороны, носит лирический характер, а с другой — эпический, народный. О таком Христе Блок говорит в стихотворении “Родина”:

    Когда-то там, на высоте, 
     Рубили деды сруб горячий 
    И пели о своем Христе.

    В образе Христа, весть о котором идет из темной России, нет смирения, он несет возмездие:

    И капли ржавые, лесные, 
     Родясь в глуши и темноте, 
    Несут испуганной России 
    Весть о сжигающем Христе.

    Эпический и лирический образы Христа из стихов о России, соединившись, станут в поэме “Двенадцать” трагическим символом “русского строя души”. 
    Итак, мы проследили эволюцию темы родины в творчестве Блока от идеала Вечной Женственности — России — Возлюбленной, жены, матери, до сложного, неоднозначного образа Христа, несущего в себе идейные духовно-нравственные искания поэта, а также слияние двух этих образов.

Тема революции в творчестве Блока и Маяковского

    Такие поэты, как Блок и Маяковский, за свою недолгую жизнь стали свидетелями крупнейших исторических событий: революции 1905 года, периода жестокой реакции, империалистической войны, Февральской и, наконец, Великой Октябрьской революции. Всё это – реальные вехи путей России, важные моменты её истории, на которые живо откликнулись эти поэты.
    «О, четырежды славься, благословенная!» -- такими словами Маяковский встретил Великую Октябрьскую революцию. С октября 1917 года начинается новый этап в его творчестве, этап, обусловленный, прежде всего, изменением действительности. Резко меняется тональность его стихов. Пафос, решительное отрицание враждебной человеку реальности, гротескное её изображение (персонажи сатирических гимнов, образ Повелителя Всего), мрачные картины людского горя уступают место мажорному утверждению начавшихся в стране коренных перемен. 
    «Ода революции», «Левый марш», «Мистерия-буфф», «Потрясающие факты» - эти первые образцы социалистического искусства захватывают своей искренностью, верой в прекрасное будущее, открывшееся перед человечеством. В неискренности поэта не могли упрекнуть даже его враги. Маяковский, как и прежде, остался романтиком, но теперь романтизм поэта направлен на утверждение нового мира. «Необычайнейшее», почти фантастическое в его произведениях тех лет рождено окружающей обстановкой. Для Маяковского революция была возможностью сделать жизнь легче и светлее, она должна была избавить народ от ненавистной власти «сытых». Вот как он пишет в стихотворении «Потрясающие факты»:

    Напрасно пухлые руки взмолены,-
    не остановить в его неслышном карьере.
    Раздавил
    и дальше ринулся Смольный,
    республик и царств беря барьеры.

    В дни исторического перелома Маяковский убеждённо встаёт в ряды первых деятелей литературы и искусства, включившихся в гигантский процесс обновления жизни. Он глубоко убеждён, что революция и поэзия нужны друг другу, он верит в действенность слова. Но, чтобы оно стало подлинно действенным, всё должно быть перестроенным: лирика и эпос, поэзия и драматургия. Именно поэтому Маяковский работает в «Окнах РОСТа». В желании непосредственно участвовать в революционном обновлении жизни и искусства – источник новаторства Маяковского.
    Своё восприятие новой действительности было и у Александра Блока. В январе 1918 года поэт опубликовал статью «Интеллигенция и революция», в которой писал о великих задачах, стоящих перед страной. В это же время им была написана поэма «Двенадцать». Она стала итогом раздумий Блока о революции. С огромным мастерством передаёт поэт революционную бурю, охватившую всю страну. Картины разрушенной жизни, разбушевавшейся природы, образы старого мира составляют реальную обстановку, в которой совершается революция. 
    Характерное для Блока отрицание старого мира проявилось в сатирическом изображении буржуазии, символа прошлого. Против прошлого, навстречу ветру, через разруху и голод идут двенадцать человек, двенадцать «апостолов революции», исполненные гнева народного. Революционная страсть, охватившая этих людей, преображает их в солдат.
    Главная тема и главный герой поэмы – народ в революционную эпоху. Повествование о красногвардейском дозоре, идущем по улицам революционного Петрограда, приобретает космические масштабы. С помощью образа Христа Блок пытался утвердить революцию, так как Христос – это символ морали, а с ним неразрывно связаны двенадцать гвардейцев. 
    Таким образом изображение революции в творчестве Блока и Маяковского различно, но их роднит то, что они восторженно приняли перемены, хотя Блока и пугала их масштабность. Каждый поэт видел своё лицо революции: у Блока это был карающий меч, а у Маяковского – всепобеждающая сила.

Тема пути в лирике А. А. Блока

    А. А. Блок родился в Петербурге в дворянской семье. Его отец был профессором Варшавского университета по кафедре государственного права. Мать занималась литературной деятельностью. Никто в семье его никогда не “преследовал”, все только любили и баловали. “Музыка старых русских семей” звучала вокруг ребенка. “Бабушки, тетушки, нянюшки”, красота окружающей природы, отдаленность и огражденность дома Бекетовых от всех проблем и невзгод жизни — все это формировало душу и сознание будущего поэта. 
    Но вот “Сашурочка” постепенно превратился в “Сашуру”, в “Сашу”. И Блока из его уютного бекетовского дома “позвал” внешний мир: 
    Погружался я в море клевера, 
    Окруженный сказками пчел. 
    Но ветер, зовущий с севера, 
    Мое детское сердце нашел. 
    Мир притягивает поэта своей новизной. Но его Блок называет “севером” — это тревожный, неизведанный край. Это было только предчувствие желанного и вместе с тем тревожного поворота в собственной судьбе, а окончательному разрыву с бекетовским домом послужила любовь Блока к Л. Д. Менделеевой. Это чувство помогает поэту выйти за пределы мира, созданного семьей. И он покидает родной бекетовский дом, уют и спокойствие меняет на неизвестность: “Я вышел в ночь...”. Основная тема этого стихотворения — это путь жизненный, человеческий. Поэт называет внешний мир “ночью”, так как он не знает его и не готов к самостоятельной жизни, но Блок надеется все “узнать” и “понять”: 
    О, как понять, откуда стук, 
    Откуда будет слышен голос. 
    У каждого человека свой жизненный путь. У Блока — это путь познания, искания, это путь изменения человека. 
    Тема пути получает свое развитие в поэме “Соловьиный сад”. Мы видим непокой, смятение лирического героя, желание любви и успокоения. Но так как для Блока жизнь — это вечный поиск и движение, то необходим выбор: бекетовский дом или внешний мир. Душа лирического героя, да и самого поэта, раздваивается между любовью и долгом, между бекетовским долгом и внешним миром. Это смятение выражено в вопросе: 
    Наказанье ли ждет иль награда, 
    Если я уклонюсь от пути? 
    Лирический герой так и не находит покоя, он понимает необходимость выбора и одновременно его невозможность, ибо душа и сознание раздваиваются между любовью и долгом. Это трагическая тема. Лирический герой, погружаясь в новый для него мир, постепенно начинает узнавать и понимать его. Но тема пути, по Блоку, — это еще путь познания, искания. 
    Поэт “выходит” во внешний мир, в “ночь”, и начинается его самостоятельная жизнь, полная трудностей и препятствий. 
    В 1898—1904 годах А. Блок создает первый цикл — “Стихи о Прекрасной Даме”. Ранний период творчества поэта прошел под знаком мистически окрашенных мечтаний, “Стихи о Прекрасной Даме” стали попыткой Блока разобраться в вопросах, которые будут волновать его на протяжении всей жизни. 
    “Серафим из своего беспредметного мира упал прямо в петербургскую ночь”, — писал К. И. Чуковский в своей книге о Блоке. И действительно, в начале 900-х годов поэт открывает для себя кричащее противоречие реальной действительности. Это изменяет весь строй его поэтического мира. 
    В 1902—1904 годах Блок создает второй цикл стихов — “Распутья”. Уже само название говорит о пересмотре прежних идеалов и о поиске новых путей. “Распутья” воспринимаются поэмой познания конкретной жизни. Она еще не понята, но стремление проникнуть в тайны живого мира главенствует. В дальнейшем эта тема получит свое развитие в циклах стихов “Город” (1904— 1908), “Страшный мир” (1909—1915) и в других произведениях. Здесь на смену возвышенному поклонению приходит тревога. Все непонятно и страшно. Поэт пристально всматривается в новый мир и по-своему рассказывает о нем. 
    В конце 1903 года было написано стихотворение “Фабрика” , которое можно рассматривать как точку поворота на творческом пути Блока. Здесь он заговорил о несчастных, нищих, голодных людях, обездоленных, униженных, обманутых “сытыми”. 
    В соседнем доме окна жолты. 
    По вечерам — по вечерам 
    Скрипят задумчивые болты, 
    Подходят люди к воротам. 
    Так начинается стихотворение “Фабрика”. Слово “жолты” сразу привлекает своей орфографией. Этот эпитет поэт использует для выражения негативных чувств — отвращения, отчуждения. Другой “говорящий” эпитет стихотворения — черный. “Недвижный кто-то, черный кто-то” — воплощение страшных сил, насилия, надругательства над людьми. Здесь не назван этот “кто-то”: это и фабричный гудок (“Он медным голосом зовет”), и те неизвестные, которые “в жолтых окнах засмеются, что этих нищих провели”. Такая недоговоренность, жуткая таинственность только усиливает эмоциональное воздействие на читателя. Нетрудно догадаться, на чьей стороне автор. Поэт сочувствует, сострадает миру “нищих”, но он ужасается той покорности, которую проявляют люди: 
    Они войдут и разбредутся, 
    Навалят на спины кули. 
    Мотивы “Фабрики” получают свое дальнейшее развитие в творчестве Блока в период революционного подъема 1905 года. Место действия стихотворений — город. Каков же город Блока? Серый, туманный... У него серокаменное тело, тусклые площади, жители — серые виденья мокрой скуки. Переулки, улицы, тротуары... Жизнь кошмарна... “Забвенье купить” могут только люди, предающиеся пьянству, разврату, или самоубийцы. За картинами блоковского города узнается город конкретный — Петербург, он в тогдашнем восприятии и изображении поэта превращается в арену “странных и ужасных” происшествий. Это город “жуткий” и “демонический”, населенный фантастическими персонажами — безмолвными “черными человечками”, “пьяными красными карликами”, хохочущими “невидимками”. И надо всем царит грозный город: “И меня поглотили дома...” В стихотворении “Сытые” из цикла “Город” Блок выражает искреннюю ненависть к миру “сытых”, которые “скучали и не жили”. Поэт рисует их мертвыми красками: “желтые” круги на лицах, “пергаментные речи”. Автор показывает антидуховность, мещанство, внутреннее убожество мира “сытых”. 
    Блок увидел, что внешний мир — это мир социального неравенства, социальной несправедливости, социального разъ единения, и поэтому — мир зла. В стихотворении “На железной дороге” читаем: 
    Любовью, грязью иль колесами 
    Она раздавлена — все больно. 
    Это стихотворение заканчивается смертью героини, которой раньше поклонялся Блок. Разрушены все надежды. Душевное состояние лирического героя выражено словом “больно”. Для поэта внешний мир — это еще мир боли и скорби. Нет здесь .радости и любви. 
    В цикле “Страшный мир” Блок заявляет новое понимание мира. Мы становимся свидетелями взаимоотношений героя со своей душой: “Взглянул в свое сердце... и плачу”, — потому что “на дне твоей души, безрадостной и черной, безверие и грусть”. Эта раздвоенность души героя свидетельствует об углублении драматизма. Окружающий мир сбивает душу человеческую с истинного пути, калечит жизнь людей. Но это происходит незаметно для самого человека: 
    Тело тихо холодело, 
    Пробудился: тридцать лет. 
    Хвать-похвать, — и сердца нет. 
    Таким образом, главное в пейзаже души лирического героя — страшно все. 
    Страшный мир — это не только мир внешний, но и мир внутренний, мир в душе лирического героя, так как это предчувствие гибели, смертельной усталости, это безрадостный мир. 
    Та же тема пути и в стихотворениях о России. Блок считал, что Россия как движение, как путь — это путь всего человечества к обретению идеала, гармонии. Вот что мы читали в письме к Станиславскому от 9 декабря 1906 года: 
    “Этой теме (теме родины) я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь. Все ярче сознаю, что это первейший вопрос, самый жизненный, самый реальный. К нему-то я подхожу давно, с начала своей сознательной жизни...” 
    Образ родины, России, “проявляется” в стихах Блока постепенно. Она будто открывает то один свой лик, то другой. Но одно чувство пронизывает все стихи поэта — это чувство безоглядной любви. “Как и жить и плакать без тебя”, — восклицает Блок, в России для него все — “жизнь или смерть, счастье иль погибель”. 
    Таким образом, мы видим, что лирический герой поэмы Блока, выйдя в “ночь” и поставив перед собой задачу “узнать, понять”, добивается цели. Путь этот сложен и труден, но познаваем. Личность творит сама себя. Тема пути — это тема самоопределения, процесс духовного движения. И несмотря на весь трагизм, Блок заявляет: “И я люблю сей мир ужасный!”

Тема поэта и поэзии в лирике А.Блока

  Печальная доля - так сложно, 
    Так трудно и празднично жить, 
     И стать достояньем доцента, 
     И критиков новых плодить... 
    А.А. Блок.

    Тема поэта и поэзии имеет в классической литературе глубокие корни и традиции. Александр Блок тоже отдал дань этой теме очень оригинально, без излишнего пафоса и напыщенности. 
    В стихотворениях “Друзьям” и “Поэты” автор нарочито сгущает краски, поднимаясь до гротеска и сарказма в описании быта и взаимоотношений поэтов, далеко не небожителей, а мелочных и завистливых, хвастливых и алчных. Но вот нисходит озарение, и настоящий поэт отрекается от повседневности. Ему открывается высший смысл бытия и творчества. Все поэт мог принести в жертву, но только не истину и вдохновение. Он остается верен своему призванию и идеалам. И несмотря на слабости, заблуждения и ошибки, поэт остается над толпой, для которой творит, тратя пыл своей души, быть может, напрасно, ведь дар ему ниспослан в награду и наказание. Нет, милый читатель, мой критик слепой! По крайности, есть у поэта

    И косы, и тучки, и век золотой, 
    Тебе ж не доступно все это!..

    Да, поэты смертны, чаще они гибнут по собственной вине из-за излишней душевной расточительности, не всегда красиво и в кругу семьи, а порой вообще не имеют близких, но никогда не предают своих идеалов. Растрачивая, но не продавая свой божественный дар, Блок как бы полемизирует с обывателем, судящим о поэте по своим мелочным меркам.

    Ты будешь доволен собой и женой, 
    Своей конституцией куцой, 
    А вот у поэта — всемирный запой, 
    И мало ему конституций! 
    Пускай я умру под забором, как пес, 
    Пусть жизнь меня в землю втоптала,— 
    Я верю: то Бог меня снегом занес, 
    То вьюга меня целовала!

    В стихотворении “К Музе” поэт старается объяснить свое отношение к дарованию, творчеству, ниспосланному ему свыше. Это не награда, не легкая услада сердца, а тяжкий труд, несущий чаще разочарование и неудовлетворенность, чем лавры и радость страждущей душе. Вдохновение ниспослано Богом, а за любой дар надо платить, и поэт платит личным счастьем и покоем, уютом и благополучием.

    Я хотел, чтоб мы были врагами. 
    Так за что ж подарила мне ты 
    Луг с цветами и твердь со звездами — 
    Все проклятье своей красоты? 
    И была роковая отрада 
    В попираньи заветных святынь, 
    И безумная сердцу услада — 
    Эта горькая страсть, как полынь.

    Блок уверен, что сладкозвучные стихи рождаются в душе поэта не бесконечно и свободно. Ими кровоточит душа — только тогда получается тот результат, к которому стремится поэт. Читатели в восторге, а что же сам творец? Он опять в вечном поиске более совершенной формы. Вот моя клетка — стальная, тяжелая, Как золотая, в вечернем огне. Вот моя птица, когда-то веселая, Обруч качает, поет на окне. Крылья подрезаны, песни заучены. Любите вы под окном постоять?

Новости